Меню

Губернатор морозов его рейтинг



Картонный рейтинг губернаторов

Арест губернатора Пензенской области показал новые риски для системы, выстроенной при президенте РФ Владимире Путине. Любыми чиновниками, которых обязывают крепить «вертикаль» дутыми рейтингами, уже готовы жертвовать ради сторонних интересов, а жажда «боярской крови» у народа явно преувеличена и не сработает перед выборами Госдумы.

Руководитель аналитического отдела Тайги.инфо Алексей Мазур рассуждает, почему лояльность федеральному центру уже ничего не гарантирует для властей.

Арест губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева выглядел сперва и «как обычно», и неожиданно. Как обычно — изъятие крупной суммы наличности, дорогих часов, обвинения в получении взятки. Неожиданно — Белозерцев всего полгода назад выиграл выборы губернатора, получив 79% голосов. То есть, еще полгода назад у него все было хорошо. Получил одобрение из администрации президента на второй срок, продемонстрировал народную поддержку. Обычно у губернаторов случаются неприятности ближе к концу срока, когда их позиции пытаются ослабить и не допустить переизбрания. И «губернаторопад» обычно начинается в тот момент, когда выборы «уезжают» уже на следующий год, а тут новому врио придется идти на выборы уже этой осенью.

То есть, либо «политический блок» вообще не спрашивали (говорят, что внутренней политикой в России теперь занимаются только силовики), либо необходимость ареста губернатора была настолько неотложная, что политическими издержками было решено пренебречь. Среди политических издержек не только внезапные выборы губернатора. Белозерцев, конечно же, был членом «Единой России». В год выборов Госдумы в обоснование утверждения «партия жуликов и воров» ложится еще одна фамилия.

Что за такие обстоятельства непреодолимой силы, что пришлось проводить столь неудачный с точки зрения привычных политтехнологий Кремля арест?

Вместе с Белозерцевым был арестован и предполагаемый взяткодатель — олигарх и «фармацевтический король» Борис Шпигель. Как он сам объяснил «Коммерсанту» через члена ОНК Марину Литвинович — его бизнес пытались отжать, предлагая ему силовую «крышу» взамен на контрольный пакет. Шпигель отказался, и по его словам, его арестовывал тот же самый оперативник, который предлагал «крышу». Сам Шпигель проживал в основном в Израиле, но тут вернулся в Россию, где и был арестован. Скорее всего «тайминг» всего дела был запущен именно с момента возврата Шпигеля (вспомним, как арестовывался другой «локальный олигарх» Михаил Абызов).

Борис Шпигель глубоко болен и считает, что не переживет тюрьмы. Он был госпитализирован прямо из зала суда, но затем водворен в СИЗО.

Если принять версию Шпигеля на веру, то свежепереизбранный губернатор-единоросс был принесен в жертву просто ради захвата фармацевтического бизнеса. Да, он подставился тем, что брал в руки «пожертвования» и хранил их в сейфе. Но с другой стороны, неисчислимое количество чиновников, живущих, согласно декларациям, на одну зарплату, имеют виллы, коттеджи, особняки, автомобили, коллекции часов и ружей. Их богатство даже не в сейфе, а у всех на виду. И ничего.

И вот политолог Владимир Пастухов пишет на «Эхо Москвы» о своем разочаровании в реакции электората на происходящее.

«Меня в последнее время часто критикуют за то, что я пессимист. Люди, вы не правы. До этой минуты я был как раз оптимистом. Пессимистом я стал после того, как отравился комментариями под двумя вирусными видео прошедшей недели — с выводом губернатора Белозерцева и выносом экс-сенатора Шпигеля. Воспитание электората с помощью антикоррупционной пропаганды, похоже, дало фантастический результат. Электорат созрел к акциям прямого действия. Если это Россия будущего, то можно мне остаться в прошлом?

Сбрасывание очередного боярина с кремлевской стены в толпу, тусующуюся у Лобного места, „читалось“ как ответный ход Кремля на всю историю с отравлением и арестом Навального давно. На мой взгляд, власть даже несколько подзадержалась с этой традиционной русской забавой.

Вот совсем молодые люди снимают на камеру вывод „губера“ в наручниках из здания областной администрации. Охотничий азарт, тупые, плоские шутки, радость от того, что тот, кто был сверху, теперь лежит в самом низу, и по нему можно потоптаться. Вот сотни комментов под роликом с видео потерявшего сознание Шпигеля, которого выносят из зала суда».

Пастухов предполагает, что Кремль перехватывает тем самым у Навального знамя «антиолигархического» протеста и возможно, открывает охоту на олигархов.

Тут есть два важнейших нюанса.

Во-первых это знамя Владимир Путин поднял еще в 2003 году «делом ЮКОСа». И с тех пор количество проживающих в России «непутинских» олигархов стремится к нулю. То есть, либо придется каждый раз выманивать из-за рубежа, либо — сажать «своих».

Во-вторых, в качестве щепки при рубке леса пошел губернатор-единоросс. Мало того — внезапно обнаружилось, что в Бессоновском районе Пензенской области на одном из УИКов выборы губернатора были грубо сфальсифицированы. Хотя на выборы пришло всего 204 избирателя, председатель УИК вбросила еще 662 бюллетеня.

Так вот, если из результата Белозерцева на этом участке вычесть те самые 662 голоса (равно как и из явки) то его результат в 85% на данном УИК превращается в 35%. Возникает вопрос: а сколько на самом деле получил Белозерцев на прошедших выборах? Почему при поддержке в 79% (якобы) мы не видим не то что массовых митингов в его поддержку, но даже и одиночных пикетов?

Если у Белозерцева в Пензе рейтинг сделан из картона, то из чего сделаны остальные рейтинги? Если начата охота на олигархов, то кто тогда — губернаторы? Расходный материал, который совсем не жалко?

Эти вопросы задают себе не только простые люди, что само по себе вредно для «политической стабильности и общественного согласия». Эти вопросы задают себе губернаторы, мэры и прочие чиновники, от которых по долгу службы требуют держать и крепить эти самые рейтинги и нарушать законы и Конституцию (например, ее 31 статью). И ради чего? Чтоб уехать в воронке даже не за свои грехи, а за чужие разборки?

Советую почитать интервью с американским профессором Тимоти Фраем. Он объясняет, в чем слабость режима, выстроенного Путиным. Ему фактически лично (поскольку не осталось других дееспособных институтов) надо удерживать баланс между интересами элиты и интересами народа. Устроишь «охоту на олигархов» (с губернаторами в роли щепок) — потеряешь поддержку олигархов и чиновников. Начнешь опираться на одних силовиков — загонишь экономику в депрессию навсегда, а политику — в сплошной протест и его подавление. Распустишь элиту — она начнет обирать народ. Уже начала.

И все же не надо преувеличивать жажду боярской крови у народа. Арест губернатора Хабаровского края Сергея Фургала не только не вызвал злорадства, но и наоборот — привел к массовым акциям протеста. Можно вспомнить случаи, когда преследованию подвергались бизнесмены, создавшие свой бизнес «с нуля» — и общественное мнение было на их стороне.

А вот «типичные олигархи» или «типичные губернаторы» на поддержку рассчитывать не могут. Они воспринимаются как часть той системы, которая их же и жрет. Одни были ее творцами, другие выбрали роль ее винтиков. Раскаяния ни разу не проявляли, голос в защиту униженных и растоптанных не поднимали. Нужно быть истинным христианином, чтобы пожалеть их в минуту ареста. А таких христиан в России мало, что правда, то правда.

Источник

Рейтинг репутации губернаторов РФ. Март 2021

в разделе люди

Средняя репутация губернатора РФ в марте снизилась до 67.2 баллов из 100 возможных.

По сравнению с декабрём 2020 года падение всего на один балл сложно назвать большой потерей. Но если тенденция сохраниться и в будущем – можно будет сделать вывод о том, что снижение доверия к власти по всей стране не является случайным колебанием.

Каждый месяц рейтинг Pravdaserm цитируют десятки региональных и федеральных СМИ. Аналитические сводки, основанные на данных наших измерений, выходят в популярных телеграм-каналах (таких, как НЕЗЫГАРЬ ).

Не смотря на это, тон некоторых публикаций даёт понять, что сам термин » онлайн-репутация» для многих остаётся довольно туманным.

Наш новый мартовский рейтинг мы решили сопроводить дополнительными пояснениями. Уверены, что взрослым людям с опытом в журналистике не составит труда осмыслить нижесказанное.

I. Калмыкия. Репутация всегда на поверхности.

По умолчанию каждый человек считает, что из его личного мнения о персоне и складывается репутация. Почти все забывают о том, что мнение одного человека не обязательно должно совпадать с мнением общественности.

К тому же, вопросами достоверности исследований обычно задаются люди, глубоко погружённые в журналистику и/или политику. То есть, заранее предвзятые.

Как же определить, какая информация о персоне в большей степени отражает общественное мнение? С помощью алгоритмов ранжирования поисковых систем Яндекс и Google.

Смысл работы поисковиков заключается в том, чтобы в ответ на запрос пользователя показывать ему наиболее релевантную информацию. Если какая-то информация не попадает в поисковый топ – значит, она недостаточно релевантна запросу. Иными словами, недостаточно «правдива».

Губернатор Калмыкии Бату Хасиков занимает в рейтинге репутации 33 место с результатом 70 баллов из 100 возможных. Это не идеальный, но приемлемый результат для чиновника.

В поисковом топе по запросу «Бату Хасиков» довольно много нейтральных ресурсов, недостаточно собственных страниц. Но в нём также нет ни одного негативного ресурса, который бы создавал отрицательное мнение о губернаторе.

К примеру, где-то в глубине результатов поиска можно найти негативную статью на сайте PASMI. Если бы этот материал вызвал достаточно общественного внимания – он бы стал релевантным запросу и поднялся в поисковый топ.

Вывод – в результате действий пользователей и работы алгоритмов ранжирования материал о том, что Бату Хасиков не справляется с обязанностями, оказался не релевантен запросу «Бату Хасиков». Репутация – это информация на поверхности, отражение наиболее релевантной повестки. В интернете может быть написано что угодно и где угодно, но важно только то, что оказывается достаточно релевантным, чтобы попасть в поисковый топ.

Оценка репутации – это косвенный способ использования данных, полученных в результате работы алгоритмов ранжирования поисковых систем.

II. Ярославская область. Собственные ресурсы.

Губернатор Ярославской области Дмитрий Миронов занимает в новом рейтинге 21 место с репутацией 74 балла , хотя совсем недавно он был в лидерах. Падение репутации связано с выходом в топ нескольких нейтральных ресурсов, никак не характеризующих чиновника, а также одной ссылки на сайт Штаба Навального с негативной информацией о чиновнике.

К слову, появление ресурсов Навального в поисковом топе доказывает объективность поисковых систем – Яндекс и Google не «подыгрывают» разным политическим силам, и это делает рейтинг репутации одним из самых объективных и прозрачных способов оценить общественное мнение.

Но вернёмся к собственным ресурсам. Изначально сильная репутация Дмитрия Миронова обуславливалась именно большим количеством его собственных ресурсов в топе обоих поисковиков, и это та картина, к которой следует стремиться любой публичной персоне.

Во-первых, собственные ресурсы полностью подконтрольны чиновнику, а значит он сам решает, какую информацию через них доносить.

Во-вторых, тот факт, что эти ресурсы находятся в топе, говорит о том, что информация на них действительно соответствует интересам пользователей и вызывает их доверие.

Недостаточно просто создать себе полный комплект страниц в социальных сетях. Если люди не поверят этим страницам – страницы не привлекут достаточно активности. Если они не привлекут достаточно активности – они не попадут в поисковый топ.

III. Башкортостан и Мурманская область. Погрешность ВЦИОМ.

Традиционным способом исследования общественного мнения являются опросы, которые регулярно проводит ВЦИОМ. Опросы проводятся в формате телефонного обзвона выборки из 1600 человек.

И у этой методики есть как минусы, так и плюсы.

С одной стороны, методика используется годами и зарекомендовала себя, как относительно достоверный способ получить относительно достоверные данные. Размер выборки установлен неслучайно, над методикой работали ведущие социологи нескольких поколений. Именно поэтому большинству опросов ВЦИОМ можно верить.

С другой стороны, сама механика содержит в себе простор для искажений. Вопрос, заданный по телефону, подразумевает осознанный ответ – и в некоторых случаях респонденты, в силу своих эмоций, могут захотеть поругать власть. Или, наоборот, высказать безоговорочную поддержку, потому что такой ответ кажется им более «правильным».

Представьте сами, что незнакомый человек звонит вам по телефону и спрашивает, как вы относитесь к Владимиру Путину. Сможете ли вы быть предельно откровенны в ответах?

Исследование общественного мнения с помощью Pravdaserm отличается от традиционного соцопроса тем, что респонденты не знают, что их о чём-то спросили – они пользуются поисковыми системами, бессознательно формируя поисковый топ, и делают это так, как будто за ними никто не наблюдает .

При этом, количество пользователей, совершивших тот или иной запрос, чаще всего намного превышает размер любой социологической выборки. К примеру, репутация Владимира Путина сформирована почти десятью миллионами пользовательских действий – такой объём данных сложно назвать «выборкой». Скорее, это полноценный «замер».

Легитимность опросов ВЦИОМ можно проверить с помощью Pravdaserm. К сожалению, ВЦИОМ не проводит регулярные исследования рейтинга губернаторов, последние опубликованные данные датируются 2019 годом.

Губернатор Мурманской области Андрей Чибис набрал тогда 60% по данным телефонных опросов. В рейтинге Pravdaserm сегодня у него 58 баллов .

Глава Республики Башкортостан Радий Хабиров в 2019-м отметился 63% поддержки, сегодня же у него 66 баллов репутации по данным Pravdaserm.

IV. Кто проплатил этот рейтинг

Как мы уже писали вначале, рейтинг Pravdaserm регулярно цитируется в крупных СМИ и телеграм-каналах. Причём, многие журналисты склонны доверять результатам измерения, когда они совпадают с их личным мнением. И переставать доверять – когда результаты перестают им нравиться.

К примеру, телеграм-канал Бумба на протяжении 4 лет цитировал рейтинг Pravdaserm, аргументируя с нашей помощью низкий рейтинг главы Калмыкии:

«Репутация главы Калмыкии Бату Хасикова упала на 13 позиций».

Такие результаты были явно по вкусу авторам канала.

Однако уже в декабре 2020, когда Хасиков занял в рейтинге 37-е место, ситуация поменялась:

Аналитический отдел Pravdaserm с удивлением обнаружил, что рейтинг организован неким Бериковым. Ещё более удивительны слова автора о том, что в тексте «приведены настоящие факты».

Разумеется, бесконечное количество статей в СМИ о том, кто и какое место занял в нашем рейтинге, нельзя назвать выдающейся работой пиарщиков из администраций. Но пытаться использовать свидетельство высокого рейтинга, как свидетельство низкого рейтинга – действие и вовсе за гранью объективности.

Так кто же в состоянии проплатить рейтинг репутации?

В отличие от рейтингов мнений экспертов, рейтинг онлайн-репутации основан на открытых и прозрачных данных поисковых систем. Эти данные могут быть получены кем угодно.

Преимущество использования Pravdaserm заключается в том, что сервис сертифицирован обеими поисковыми системами и напрямую получает от них поисковую выдачу, очищенную от поведенческих факторов конкретного пользователя.

Другими словами, вы вряд сможете увидеть близкую к общей картину, если сделаете запрос в поисковике со своего личного компьютера – результаты поиска будут продиктованы вашим виртуальным портретом.

Балл репутации считается сервисом Pravdaserm автоматически на основе тональностей ресурсов, найденных в поисковом топе. Тональности определяются по принципу «как характеризует чиновника эта конкретная информация?».

Любой результат измерения Pravdaserm может быть перепроверен, достаточно просто зарегистрироваться в сервисе и сделать измерение. Безусловно, существуют журналисты, которые могут охотнее поверить в заговор, чем нажать на две кнопки и проверить информацию самостоятельно. Но мы уверены, что таких меньшинство.

Бренды и интернет-магазины десятилетиями пытались накручивать пользовательские действия, чтобы поднимать свои страницы в топе и получать больше заказов. Это привело к тому, что поисковики создали сложнейшие системы определения накруток и обучили алгоритмы ранжирования защите от любых внешних манипуляций.

В результате сегодня есть два способа повлиять на онлайн-репутацию:

1. Подкупить Google

2. Действительно поработать над репутацией, чтобы она изменилась

Только один из этих способов на самом деле возможен.

V. Лидеры и аутсайдеры

Первое место в мартовском рейтинге занимает глава Вологодской области Олег Кувшинников с репутацией 85 баллов из 100.

В поисковом топе мало позитивных новостей, которые бы положительно характеризовали деятельность губернатора. Однако и в Яндекс, и в Google содержится по 6 собственных ресурсов чиновника – страниц социальных сетей. Это говорит о том, что именно из социальных сетей Олега Кувшинникова жители привыкли узнавать информацию, и в репутационном смысле это достойная защита и правильная стратегия.

Чуть хуже дела обстоят у главы Кабардино-Балкарии Казбека Кокова. 5 собственных ресурсов в поисковом топе, но слишком много нейтральной информации – сухих биографических справок и заметок пиар-службы о встречах чиновника с другими чиновниками. Такие инфоповоды помогают администрации поднять количество упоминаний и цитируемости, но не производят впечатление на рядового читателя и не влияют на репутацию.

82 балла из 100.

Третье место – Айсен Николаев, глава Республики Саха.

В поисковой выдаче по запросу «Айсен Николаев» также можно найти много собственных ресурсов чиновника. На первой строчке в Яндексе даже разместился его официальный сайт. Однако из позитивных внешних ресурсов здесь только страница на Википедии – ресурса, которому привыкли доверять пользователи интернета.

Если где-то в интернете вокруг Айсена Николаева и существует позитивный информационный фон – по-видимому, он оказался недостаточно интересным, чтобы попасть в поисковый топ и повлиять на репутацию.

82 балла из 100.

На четвёртом месте в рейтинге расположился Артур Парфенчиков – глава Карелии, который в последний год стабильно попадает в топ-20 губернаторов с лучшей репутацией. Следует признать, что в этом есть не только заслуга Парфенчикова, но и репутационная фора, которую губернаторы стали с удовольствием давать друг другу. Ещё несколько лет назад лидеры нашего рейтинга обладали репутацией свыше 90 баллов. Сегодня же достаточно иметь репутацию 81 балл из 100, чтобы занять четвёртое место.

К слову, за годы работы в должности Артур Парфенчиков демонстрирует медленный, но постоянный рост репутации. В начале губернаторской карьеры его репутация не превышала 60 баллов.

Замыкает группу лидеров этого месяца глава Тюменской области Александр Моор с репутацией 80 баллов из 100. На ранжирование ресурсов в поисковом топе повлияли более 9000 запросов в месяц, сам же поисковый топ состоит из собственных страниц губернатора и нейтральных заметок его пресс-службы, призванных повысить цитируемость в интернете.

Губернаторы с худшей репутацией в этом месяце: Александр Усс, Шолбан Кара-Оол, Алексей Дюмин, Игорь Васильев и Сергей Меликов.

У каждого из этих губернаторов в поисковом топе почти нет собственных ресурсов, а негативная информация превышает позитивную.

В поисковой выдаче по запросу «Сергей Меликов» нашлось сразу 4 негативных статьи. И любой, кто захочет составить мнение о чиновнике, сделает из них вывод.

Здесь вы можете измерить репутацию любого бренда или персоны.

Полная таблица рейтинга:

(Таблица обновляется каждый месяц, данные в ней актуальны на текущую дату)

Источник

В рейтинге российских губернаторов Сергей Морозов занял 39 место

Центр информационных коммуникаций «Рейтинг» опубликовал очередное исследование, посвящённое оценке деятельности глав субъектов Российской Федерации. Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов в «Национальном рейтинге» за март — апрель занял 39 место из 85, попав во вторую группу рейтинга.

Ухудшил свои позиции Морозов не намного: в январе – феврале он занимал 38 строчку списка.

Политолог, руководитель агентства «Социальные коммуникации» Илья Паймушкин в своих комментариях отметил, что в последние месяцы Сергей Морозов значительно активизировал свою деятельность. Сильные имиджевые потери, связанные с ситуацией в Димитровграде, удалось преодолеть.

— Губернатор стал больше обращать внимание на проблемы города и лично контролировать исполнение поручений. Тем не менее, политический кризис, который возник в городе атомщиков, до конца не разрешен, — отмечает Паймушкин.

Он также считает, что Сергей Морозов ищет разные способы коммуникации с жителями, вовлекает в обсуждение вопросов жизнедеятельности Общественную палату региона. Не ослабевает, по мнению политолога, и активность губернатора и в социальных сетях.

— Нужно отметить, что в отличие от многих других глав субъектов России, Морозов еженедельно выезжает по территории Ульяновской области, всегда доступен для жителей. Важным направлением в работе губернатора и правительства, которое, как я считаю, в ближайшее время значительно усилится, станет систематизированная работа с обращениями граждан, — комментирует Илья Паймушкин.

Источник

Читайте также:  Рейтинг страны по экспорту газа