Меню

Курт воннегут самые популярные произведения



Лучшие книги Курта Воннегута

В этой статье я писал рецензию на один из самых известных романов Курта Воннегута «Бойня №5» . Там собралось много ваших комментариев с предложениями почитать другие книги автора. И я решил сделать подборку самых любимых произведений от Курта Воннегута на основе ваших рекомендаций.

Книги расположены в порядке от менее популярных к более популярным.

По синим ссылкам в названии вы можете подробнее ознакомиться с изданиями или купить их в интернет-магазине Лабиринт.

10 место: Матерь Тьма

История про разведчика, который попадает в Германию времен Второй мировой. Там ему приходится выдавать себя за злобного нациста. Какие вещи ему придется сделать, чтобы не раскрыть свою маскировку и стоит ли это того? Все подобные темы поднимутся в романе наравне с проблемой баланса между светом и тьмой, добром и злом.

9 место: Балаган, или Долой одиночество

Удивительная книга в жанре то ли антиутопии, то ли социальной сатиры. Достаточно необычные идеи, некоторые из которых вполне могут осуществиться в будущем.

Обезьяноподобные неандертальцы создают «технологию по уничтожению чувства одиночества», рациональные китайцы уменьшили себя до микроскопических размеров и отправились колонизировать Марс, американцы уверовали в Похищенного Иисуса, которым может оказаться первый встречный, а сила гравитации постоянно меняется, то придавливая все живое к земле, то даруя удивительную легкость.

8 место: Малый Не Промах

Книга про мальчика, случайно убившего в свои 12 лет беременную женщину. Естественно, это оставило страшный отпечаток на его психике. Курт Воннегут наталкивает нас на размышления об оружии и его опасности в случайных руках. А также это размышления о тяжелом прошлом и о будущем, отягощенным грузом ошибок детства.

7 место: Времетрясение

После катастрофы, случившейся со временем, человечество возвращается на 10 лет назад. Это ли не шанс исправить свои ошибки и сделать мир лучше? Но смогут ли люди добиться этого? А может быть у них на самом деле нет выбора и все это только иллюзия?

6 место: Механическое пианино

Нельзя стоять одной ногой в действительности, а другой в мечтах. Иначе для судьбы будет слишком велик соблазн разорвать вас пополам, прежде чем вы решите, какой путь вам избрать.

Дебютный роман автора, написанный в жанре антиутопии. Тут у нас мир, в котором механизмы почти заменили человеческий труд. Общество разделилось на две части. С одной стороны управляющая и изобретающая новое интеллигенция с различными благами, а с другой стороны рабочие, но они больше не нужны из-за механизмов. И мы будем следить за действиями героя, который усомнился в правильности такой системы.

5 место: Дай вам Бог здоровья, мистер Розуотер

История про мультимиллионера, который начинает просто так раздавать свои деньги. Всем подряд. Иногда даже тем, кто не просит. Конечно же его считают ненормальным и настаивают на лечении. Но действительно ли можно считать это отклонением от нормы или у нашего богача есть тайные и действительно важные мотивы?

4 место: Галапагосы

Книга, казалось бы, про катастрофу, и выжившую после нее не лучшую часть человечества. Но это скорее еще одно размышление о недееспособности человечества, о том, что сколько бы шансов не было у людей, все они приводят к разрушению. И не важно в какой системе работает этот мир, в системе демократии или тоталитаризма, капитализма или социализм. Люди смогут разрушить все, что угодно. Проблема только в них.

3 место: Завтрак для чемпионов

Книга про не очень умного и богатого человека, который прочитав фразу «Ты — единственное существо со свободной волей! Как тебе это нравится?» принял её на только свой счет. Это книга-размышление, пропитанная черным юмором, свойственным автору.

В этой удивительной философской книге, высмеивающей современный безумный мир, абсурдность и жестокость человеческих проступков, сливаются воедино фантазия и реальность, сумасшествие и логика, автор и герой, настоящее и ложное, правда и вымысел.

2 место: Сирены Титана

На первый взгляд эта книга о путешествиях на другие планеты, в другие миры с инопланетным, иным мироустройством. Но что же на самом деле ищет наш путешественник, прожигая жизнь? Острых ощущений, смысл существования или ему просто скучно?

1 место: Колыбель для кошки

Вот и добрались до самой рекомендуемой вами книги Курта Воннегута. Книга, в которой мы с автором сможем порассуждать об опасностях прогресса, как может повлиять на человечество такие изобретения как атомная бомба. А также автор касается темы религии и слепому следованию этим идеям. Все это в фирменном и максимально аутентичном стиле одного из величайших писателей США.

На этом все. Спасибо тем, кто дочитал до конца. Пишите, что читали из этих книг и как относитесь к необычному стилю и творчеству Курта Воннегута. Так как равнодушных очень мало, мне будет интересно узнать ваше мнение! 😊

Источник

Курт Воннегут — список книг по порядку, биография

Биография

Курт Воннегут родился в Индианаполисе, штат Индиана, в семье преуспевающего архитектора. Впрочем, в годы Великой Депрессии благосостояние семьи быстро сошло «на нет».

Первый литературный опыт Воннегут получил в школе, где два года был редактором ежедневной школьной газеты. В 1940 году Воннегут поступил на химический факультет Корнельского университета и одновременно стал сотрудничать в газете «Cornell Daily Sun». Учился он весьма средне, и в 1943 году его наверняка бы отчислили за неуспеваемость, если бы он не записался в армию. В декабре 1944 года Воннегут попал в плен к нацистам и был отправлен в дрезденскую тюрьму. Вместе с товарищами по несчастью пережил бомбардировку Дрездена союзной авиацией в феврале 1945 года — их спасло то, что они спрятались в подвалах бойни.

В мае 1945 года Воннегут вернулся в Америку, проучился два года в университете Чикаго, одновременно работая полицейским репортером, затем переехал в Скенектади и устроился на работу в компанию «Дженерал Электрик». Именно там началась его писательская карьера: в феврале 1950 года журнал «Колльерс» опубликовал рассказ «Доклад об эффекте Барнхауза». На следующий год Воннегут уволился из «Дженерал Электрик» и вместе с семьей переселился в Массачусетс. До 1959 года, когда был опубликован роман «Сирены Титана», Воннегут успел напечатать десятки рассказов, поработать учителем в школе для умственно отсталых детей, был торговым представителем концерна «Сааб» и т. д. Затем были опубликованы еще четыре романа, а завершилось это бурное десятилетие выпуском в 1969 году лучшего романа Воннегута «Бойня номер пять».

Курт ВоннегутВ семидесятых-восьмидесятых годах Воннегут продолжает активно писать и публиковаться — выходят романы «Завтрак для чемпионов» (1973), «Рецидивист» (1979), «Малый не промах» (1982), «Галапагосы»(1985), «Мать Тьма» (1986), «Синяя борода» (1987), «Фокус-покус» (1990). В 1997 году он публикует роман «Time Quake», который становится одним из заметнейших событий в американской литературе последнего десятилетия XX века.

Курт Воннегут-младший — один из самых известных американских прозаиков. О нем и его творчестве написаны солидные научные монографии и диссертации, масса критических статей и рецензий, журналисты без конца обращаются к нему с просьбой об интервью.

Главный парадокс художественного метода Воннегута заключается в том, что о самых кризисных, трагических моментах человеческой жизни он рассказывает со смехом. В его романах мы наблюдаем смертельную игру в жизнь, которую ведет человек. Это столкновение двух планов — глубокого философского содержания с внешней карнавальностью выражения — и создает тот неповторимый воннегутовский стиль, секреты которого постоянно выпытываются у писателя.

Сквозной гротеск, сатира и горчайшая ирония, парадоксы, создающие эффект обманутого ожидания, кажущийся алогизм человеческих поступков и полное разрушение стереотипов — все эти элементы стилистики, словесная игра, в изобилии встречающаяся у Воннегута, не являются самоцелью. Странный, на первый взгляд, прием реагировать смехом на неразрешимые проблемы имеет под собой серьезную подоплеку. «Самые смелые шутки вырастают из самых глубоких разочарований и отчаянных страхов», — считает писатель.

Курт Воннегут умер 11 апреля 2007 года из-за черепно-мозговой травмы, полученной после падения за несколько недель до этого.

Источник

Автор Курт Воннегут | Kurt Vonnegut

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

День рождения: 11.11.1922

Знак зодиака: Собака, Скорпион ♏

Дата смерти: 11.04.2007 (84 лет)

Курт Воннегут-младший — американский писатель, сатирик и художник, один из наиболее значительных американских писателей ХХ века.

Родился в Индианаполисе, который стал местом действия многих его романов, в семье архитектора Курта Воннегута-старшего. С 1941 по 1943 Воннегут проходил обучение в университете Корнелл в штате Нью-Йорк, где вёл колонку в студенческой газете Cornell Daily Sun и изучал химию. После бомбардировок порта Пёрл-Харбор добровольно вступил в ряды вооружённых сил США и участвовал во Второй мировой войне.

В 1944 Воннегут, будучи рядовым 423-го пехотного полка 106-й пехотной дивизии, попал в плен во время Арденнской контрнаступательной операции немецких войск. 13 и 14 февраля 1945, находясь в плену, стал свидетелем бомбардировки Дрездена авиацией союзнических войск. Курт Воннегут оказался в числе семи американских военнопленных, выживших в тот день в Дрездене. Его переживания нашли отражение во многих произведениях, в особенности в романе «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей», принёсшем автору известность.

Воннегут был освобожден войсками Красной Армии в мае 1945.

После возвращения с фронта Курт Воннегут поступил в магистратуру Чикагского университета по специальности «Антропология». Одновременно с учёбой в аспирантуре он работал полицейским репортёром в бюро новостей Чикаго. В 1947 представил к защите диссертацию на тему «Неустойчивое соотношение между добром и злом в простых сказках», которая была единодушно отвергнута всем составом кафедры (в 1971 эта же кафедра присудила Воннегуту степень магистра антропологии за его роман 1963 «Колыбель для кошки»).

После провала диссертации переехал из Чикаго в город Скенектеди, штат Нью-Йорк, где начал работать в отделе связей с общественностью корпорации General Electric. Сам Курт Воннегут считал, что выработал свой авторский почерк благодаря работе репортёром.

Курт Воннегут считал себя гуманистом и социалистом, последователем идей Юджина Дебса. В 2003 он участвовал в кампании Американского союза защиты гражданских свобод в поддержку основных гражданских свобод и укрепления роли Союза в защите этих прав, в ходе которой резкой критике подвергалась внутренняя политика Джорджа Буша-младшего.

Писатель скончался 11 апреля 2007 от последствий черепно-мозговой травмы, полученной при падении. За год до своей смерти он опубликовал в эдинбургской газете The Sunday Herald обращение к британским читателям, в котором писал:

Какими бы коррумпированными, алчными и бессердечными ни становились наше правительство, наш большой бизнес, наши СМИ, наши религиозные и благотворительные организации, музыка — никогда не утратит очарования. Если когда-нибудь я всё же умру — не дай бог, конечно — прошу написать на моей могиле такую эпитафию: «Для него необходимым и достаточным доказательством существования Бога была музыка».

Воннегут и Россия

Ввиду левых убеждений писателя и гуманистической направленности творчества произведения Воннегута широко издавались в СССР сотнями тысяч экземпляров и удостаивались благожелательной критики. Переводила их Рита Райт-Ковалёва, с которой у автора в ходе сотрудничества установились тёплые, дружеские отношения. Курт Воннегут дважды приезжал в СССР: в 1974 году в Москву, в 1977 — в Ленинград, где встречался с читателями.

Источник

Курт воннегут самые популярные произведения

Курт Во́ннегут -младший ( англ. Kurt Vonnegut, Jr. [ˈvɒnɨɡət] ; 11 ноября 1922 , Индианаполис — 11 апреля 2007 , Нью-Йорк ) — американский писатель, сатирик и художник. Считается одним из наиболее значительных американских писателей ХХ века. Автор таких произведений, как « Сирены Титана » (1959), « Мать Тьма » (1961), « Бойня номер пять, или Крестовый поход детей » (1969) и « Завтрак для чемпионов » (1973), сочетающих в себе элементы сатиры , чёрного юмора и научной фантастики . Был удостоен чести называться «Писателем Штата Нью-Йорк» в 2001 — 2003 годах .

Детство и юность

Курт Воннегут родился в Индианаполисе, который стал местом действия многих его романов, в семье архитектора Курта Воннегута-старшего (англ.) русск. . Старший брат — Бернард Воннегут. С 1941 по 1943 годы Воннегут проходил обучение в университете Корнелл в штате Нью-Йорк (Cornell University), где вёл колонку в студенческой газете Cornell Daily Sun и изучал химию. После нападения на Пёрл-Харбор добровольно вступил в ряды вооружённых сил США и участвовал во Второй мировой войне.

[править] Вторая мировая, плен и бомбардировка Дрездена

В 1944 году Воннегут, будучи рядовым 423-го пехотного полка 106-й пехотной дивизии, попал в плен во время Арденнской контрнаступательной операции немецких войск.

13—14 февраля 1945 года, находясь в плену, стал свидетелем бомбардировки Дрездена авиацией союзнических войск. Курт Воннегут оказался в числе семи американских военнопленных, выживших в тот день в Дрездене. Его переживания нашли отражение во многих произведениях, в особенности в романе «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей», принёсшем автору известность. Воннегут был освобождён войсками Советской Армии в мае 1945 года.

[править] Послевоенная карьера

После возвращения с фронта Курт Воннегут поступил в магистратуру Чикагского университета по специальности «антропология». Одновременно с учёбой в магистратуре он работал полицейским репортёром в бюро новостей Чикаго. В 1947 году он представил к защите магистерскую диссертацию на тему «Неустойчивое соотношение между добром и злом в простых сказках», которая была единодушно отвергнута всем составом кафедры [источник не указан 1135 дней] (в 1971 году эта же кафедра присудила Воннегуту степень магистра антропологии за его роман 1963 года «Колыбель для кошки»).

После провала диссертации на защите в 1947 году переехал из Чикаго в город Скенектеди, штат Нью-Йорк, где начал работать в отделе связей с общественностью корпорации «General Electric». Сам Курт Воннегут считал, что выработал авторский почерк благодаря своей работе репортёром.

[править] Воззрения Воннегута

Курт Воннегут считал себя гуманистом и социалистом, последователем идей Юджина Дебса. В 2003 году он участвовал в кампании Американского союза защиты гражданских свободв поддержку основных гражданских свобод и укрепления роли Союза в защите этих прав, в ходе которой резкой критике подвергалась внутренняя политика Джорджа Буша.

[править] Воннегут и Россия

Ввиду левых убеждений писателя и гуманистической направленности творчества произведения Воннегута широко издавались в СССР сотнями тысяч экземпляров и удостаивались благожелательной критики. Переводила их Рита Райт-Ковалёва, с которой у автора в ходе сотрудничества установились тёплые, дружеские отношения. Курт Воннегут дважды приезжал в СССР: в 1974 году в Москву, в 1977 — в Ленинград, где встречался с читателями. Ныне книги Воннегута продолжают издаваться и остаются популярными в России.

[править] Смерть

Писатель скончался 11 апреля 2007 года от последствий черепно-мозговой травмы, полученной при падении. За год до своей смерти он опубликовал в эдинбургской газете «The Sunday Herald» обращение к британским читателям, в котором писал:

Какими бы коррумпированными, алчными и бессердечными ни становились наше правительство, наш большой бизнес, наши СМИ, наши религиозные и благотворительные организации — музыка никогда не утратит очарования. Если когда-нибудь я всё же умру — не дай Бог, конечно — прошу написать на моей могиле такую эпитафию: «Для него необходимым и достаточным доказательством существования Бога была музыка».

На родине писателя, в Индианаполисе, в 2007 году отмечался «год Воннегута» [1] .

[править] Карьера писателя

Переживания молодости легли в основу первого произведения Курта Воннегута — фантастического романа «Утопия 14», в котором он рисует мрачные картины будущего: всю работу за людей выполняют машины, и люди становятся не нужны. К жанру научной фантастики относятся и выпущенные затем короткие рассказы, и некоторые романы («Сирены Титана» и «Колыбель для кошки»). Впрочем, мировую славу писателю принесло во многом реалистическое произведение «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей», посвящённоебомбардировке Дрездена авиацией Союзников в феврале 1945 года, во время которой город был полностью разрушен.

Во многих произведениях Воннегут выражает свои мысли голосами главных героев — таких, как писатель-фантаст Килгор Траут, прототипом которого послужил реально существовавший фантаст Теодор Старджон. Воннегут наделил своего героя богатой фантазией и цинизмом, смягчаемым его гуманизмом.

Источник

Курт воннегут самые популярные произведения

Всего отзывов: 488

Vladvik, 05 декабря 2011 г. в 12:21

Оригинальнейшая личность этот Курт Воннегут! В голове такие забавные тараканы, что дрожь берет. Каждый таракан – гений в чистом виде! Вот только, судя по всему, в их гениальном обществе царит совершенная анархия. А может, и нет. Но когда читаешь «Колыбель для кошки», кажется, что да. Абсурдность на каждом шагу. Ирония над иронией. Вроде смешно и вроде грустно, а там, где гадко – и вдруг смешно. Черте что, в общем! Издевательство форменное! Куча умных, весьма доставляющих мыслей – и тут же насмешка над каждой в отдельности и всеми вместе взятыми. Но впечатляет.

Немного обескураживает, что практически все, о чем написано в книге – чистейшей воды вымысел. А создается впечатление, что события реальны. Я вот хоть и подозревал неладное, но все равно думал, что и Феликс Хонникер и его дети – личности целиком иcторические. Пусть они и гротескны. Чем черт не шутит, а? Ага. Конечно. Как оказалось, как раз этим черт не шутит. А вот Воннегут еще как шутит. Оригинальнейшая личность этот Курт Воннегут, оригинальнейшая!

Ложь повсюду! Куда ни глянь: ложь! Смысла нет ни в чем. Смысл, человече, придумай сам. Сам придумал, сам поверил. Ну, или поверил в тот, который придумал другой. Тоже человече. Самый обычный обычно. Ну, или не совсем обычный. Но тоже человече. К черту! Все ложь! Вот истина весьма близкая к истине. Такие дела.

Но вернемся к книге. Читать «Колыбель для кошки» — подлинное удовольствие! Очень меня удивляет, что многим книга давалась тяжело, читалась долго, с усилием и не в кайф (хоть все и отмечают чрезвычайную глубину и познавательность). Да как это так?! Ладно, не на одном дыхании: сам почти два дня читал такую кроху. Но у меня причины, у меня всяческой работы как раз было завались! Было б свободное время в избытке – да одним духом бы! Серьезно. Я правда не понимаю. Такая идея, такая композиция! А стиль! Черт, да слогом Воннегута прям наслаждаешься! Да и конструкция книги очень раскачивает: главы крошечные, почти каждая имеет определенную завершенность, несет отдельную мысль. И забавно-то как, смешно до боли! Грандиозная книга! Несмотря на скромный размер грандиозная! Псалтырь глупости человеческой, чванства, эгоизма и невежества! И библия лжи романом в романе! Да, грандиозно – иначе и не скажешь. Точнее можно сказать и иначе, но почему бы не сказать так. И сказал. И не единожды.

В общем, итог прост: рекомендую всем! Хоть я и не уверен, что понравится каждому. Но все равно рекомендую! И выражаю надежду, что все ж да понравится!

P. S. Однако же столько замечательных выражений в этом романе, а я как-то посмел за весь отзыв ничего не процитировать. А надо бы. Так что вот:

«Высшая форма измены – это утверждение, что американцев вовсе не обязательно обожать повсюду, где бы они не появились, что бы ни делали».

«Я – прескверный ученый. Я готов проделать что угодно, лишь бы человек почувствовал себя лучше, даже если это ненаучно. Ни один ученый, достойный своего имени, на это не пойдет».

P. P. S. В целом, сказал я далеко не все, что хотел и должен бы, но думаю, многое из этого несказанного мною уже сказали до меня другие. И возможно даже не раз. Так что ставлю точку.

Din Tomas, 24 января 2008 г. в 22:13

Необычная во всех аспектах книга, которую часто советуют прочесть для знакомства с писателем Воннегутом.

В аннотациях к роману обычно пишут об интриге вокруг опасного изобретения под названием «лед-девять»; но по сути сюжета как такового нет. Повествование представляет собой длинную череду коротких зарисовок о событиях жизни некоего писателя, чье имя, прочитав на первой странице, больше не вспоминаешь. Он потихоньку собирает материалы для своей книги и ввязывается в авантюру с бедной карибской республикой Сан-Лоренцо. Подозреваю, что в реальности этого острова не существует, но в любом случае Воннегут печально достоверен в его описаниях. Так что в общем-то фантастики особой нет: пара придумок – остров и изобретение, остальное – правда жизни в ироничной форме.

2. Ложь, как и все религии

Хотя есть ещё один важный элемент, вымышленный Воннегутом, — религия боконизм. Основные её принципы и тезисы красной линией проходят через всю книгу. Сам Боконон признает, что это «ложь, как и все религии», но призывает любить ближнего («пяточный ритуал») и с юмором, по-философски относиться ко всему происходящему. Очевидно, что во многом через боконизм автор изложил свою нравственную позицию.

3. Заросшие ноздри

Впрочем, по тексту вообще разбросано достаточно много житейских заметок и всевозможных размышлений. При этом они не напрягают, пища для ума преподносится легко. Приятно радует юмор Воннегута – многие остроумные замечания вызывают бурю смеха. «Поры на его коже казались огромными, как кратеры на луне. Уши и ноздри заросли волосом. От него несло сигарным дымом, как из врат ада. Ничего безобразнее, чем мой отец вблизи, я в жизни не видал». Есть и шутки потоньше вроде сарказма над учеными, разработавшими атомную бомбу.

4. Плохие руки, хорошие руки… главное – у кого атомная бомба!

То есть большинство рассматриваемых в книге проблем, хоть и освещаются иронично, но на деле имеют довольно серьезную окраску. В частности, автор с грустью размышляет об особенностях политики, религии, войны (много о той же атомной бомбе)… Ещё хочется отметить концовку. Именно после «Колыбели для кошки» я понял, как с развитием технологий люди становятся все ближе к самоуничтожению. Одно неверное движение где-нибудь в Гваделупе, и мрачные последствия прокатятся до окраин Сибири… Избитая фраза: «это не должно попасть в плохие руки» приобретает особое значение, думаешь «а есть ли вообще «хорошие» руки?». В целом, несмотря ни на что, после прочтения остаются светлые впечатления.

Почему роман называется «Колыбель для кошки»? И где в переплетении нитей кошка и колыбель? Но в том-то и дело, что часто суть вещей не в том, чем они кажутся, или в том, что о них утверждают люди…

Душевная, добрая, философская книга… каждый найдет свои ассоциации, свой смысл; только читать её следует под настроение и вдумчиво, не в метро.

Vladvik, 20 марта 2012 г. в 01:04

Кто-то пишет трилогии, квинтологии, и дофигалогии, в коих не наберется и горсточки поводов для размышления, – Воннегут написал коротенький роман, который прочитываешь за несколько часов, а осмысливаешь и обдумываешь несколько лет. Книга невелика, но те впечатления, которые она производит, те разномыслия, которые рождает и развивает, вряд ли вместишь в дюжину таких же и много больших романов.

Пока что надумал я где-то романа на полтора. Во всяком случае, мне так кажется. Все это очень хочется втиснуть в отзыв – вот только кому к черту нужна вся моя ахинея?! Вот и мне кажется, что никому. Посему особо разглагольствовать не стану.

Герой романа непригляден, более того, на первый взгляд он совершенно неинтересен. Всю свою жизнь он видит целиком: будучи младенцем, знает, что будет в старости, превратившись в старика, помнит младенчество, и не просто помнит – может вернуться, нырнуть в любой момент своего пути. Время для героя романа не прямая линия, а произвольная ломаная, прыгающая по его судьбе как ей заблагорассудится. Это не так уж и сложно, к этому быстро привыкаешь, но крышу от этого сносит конкретно – и во время чтения, и после.

После… Что за слово такое. До, после, во время… Слыша эти слова, тральфамадорцы закатывают к небу глаза. Мы, люди – глупцы. Все до единого, во всех поколениях. Идиотизм? Возможно. Но читая «Бойню» в это действительно веришь.

Воннегут в своем репертуаре: роман пропагандирует гуманизм, замечая вместе с тем, что всякая пропаганда гуманизма бессмысленна, ибо ненависть, несправедливость и все прочие противоположности гуманизму как были, так и есть и, черт возьми, так и будут…

Если посчитать все смерти, упомянутые в романе, станет страшно. Когда читаешь – не страшно совсем. И от этого еще страшней. Хотя и не страшно. Такие дела.

Композиция поразительна очень многим. И она уникальна. Язык отрывистый. При этом очень доставляющий. Это магия!

В общем и целом, в «Бойне №5» Воннегут превзошел сам себя и этак девяносто-девяносто пять процентов всего когда-либо мной прочтенного. Бурные и несмолкающие аплодисменты.

kerigma, 22 января 2013 г. в 22:15

Давно не читала таких технически необычных романов. Впрочем, до сих пор вообще единственное, что я читала у Воннегута, были «Сирены Титана», но это было так давно, что я помню только, что это был какой-то очень веселый гон, в духе «Ленин-гриб».

«Бойня» — по сути своей, тоже гон, и местами даже веселый. Но только местами. Потому что сама тема, затронутая автором — если узко, то воздушный налет на Дрезден в марте 45, если широко, то тема войны и ее жертв — сама по себе предполагает определенный уровень серьезности. Автор сделал все возможное, чтобы избежать традиционного для такой темы пафоса и нравоучительности, и это ему, как ни странно, удалось. В предисловии, которое вполне органично представляет себе часть романа, говорится, что автор написал антивоенную книгу. Так вот, это самая странная антивоенная книга из всех, что я когда-либо читала.

Автор обходит тему войны как бы со стороны, чтобы не сказать — с тыла. Его главный герой — и не герой вовсе, а скорее, типичный антигерой. Некто Билли Пилигрим, за всю недолгую военную карьеру не просто не совершивший ничего, стоящего упоминания, но еще и умудрившийся пройти по какому-то очень узкому краю военных событий, практически не задев собственно боевых действий. Война, которую Билли застал, предстала с самой неприглядной и негероической стороны: сначала плен и лагерь для пленных, потом жуткий налет на Дрезден, в котором погибло множество, наверняка, куда более достойных людей, а Билли выжил. Не то чтобы это ставилось ему в укор, конечно — но все же остается некоторое ощущение странности поступков судьбы.

Хотя с Билли в итоге все вышло очень непросто. Вроде бы как он легко отделался и относительно спокойно прожил следующие двадцать лет, а потом его украли инопланетяне. Вы не ослышались. Украли инопланетяне с планеты с непроизносимым названием и показывали некоторое время в инопланетянском зоопарке. От них-то Билли о почерпнул тайные знания, которые уже давно известны индуистской философии, если не вру, о том, что время — штука нелинейная, и все мгновения времени существуют и всегда существовали одновременно, а потому каждый миг предопределен и неизменен. Билли мало рассказывает про войну, но мы все равно узнаем о ней достаточно, и много рассказывает про планету Тральфамадор, но этого все равно недостаточно. В итоге получается очень странный текст, насколько странным может быть сочетание подобных несочетаемых тем. И при этом он не вызывает ни малейшей неприязни. Это не страшно, не неприятно, местами даже забавно (во всяком случае, написано и переведено просто отлично), и необычайно интересно. Я не знаю, как еще это описать.

drenay, 14 августа 2013 г. в 19:49

То, что Курт Воннегут -автор «не для всех» это я понял еще после прочтения романа «Бойня номер пять или крестовый поход детей». У Воннегута своеобразный стиль написания, который балансирует на грани художественного произведения и документального. В каждом из романов автора, который я читал, в сюжете ведется повествование о писателе, который хочет написать книгу и ему для этого нужен необходимый материал. Так было в «Бойне. », так оказалось и в «Колыбели для кошки».

Эта книга расскажет нам историю писателя-бокониста Иона-Джона, который хочет написать книгу о великом «отце» атомной бомбы (именно той бомбы, которая в августе 1945 года была сброшена на Хирасиму и Нагасаки), лауреате Нобелевской премии, физике Феликсе Хониккере и его трех отпрысках- Фрэнке, Анджелле и лилипуте Ньюте. На протяжение всего повествования мы узнаем, что за человек был Феликс Хониккер и узнаем много интересного о нем. Воннегут с разных ракурсов описывает Феликса. Да, он замкнут, да он жесток, но его предназначением на Земле являлась наука и именно ей он посвятил всю свою жизнь.

Жизнь детей после смерти великого ученого Феликса Хониккера сложилась по разному. Анджела, некрасивая и слишком высокомерная особа, выхватывает себе красавца мужа, бывшего ассистента ее отца за которого выходит замуж. Ньют мыкается по жизни и пытается обрести свое счастье, то с лилипуткой в два раза старше его, то в одиночку, что-нибудь экспериментируя. А Фрэнк, самый способный и самый самовлюбленный из детей Феликса Хониккера, отправляется в республику Сан-Лоренцо, где за короткое время становится генерал-майором и особой приближенной к президенту этой республики «Папы» Монзано. Но как ему удалось это? Ведь «Папа» жесток, надменен и очень подозрителен. Оказывается Фрэнклину Хониккеру было чем подкупить «Папу». А именно «Льдом-Девять» (оружием будущего, которое досталось в наследство каждому из отпрысков Хониккера-старшего). Именно при помощи этого оружия Фрэнк хочет установить господство на планете и только наш писатель (от имени которого ведется повествование), да брат и сестра Фрэнка смогут ему помешать!

Читайте также:  Популярная группа с бабушкой

Думаю, какую оценку поставить этому произведению, восемь или девять? Сразу скажу, что Воннегут явно «не мой» автор и с этой точки зрения хочется поставить восемь. Но если учесть, что произведение написано хорошим языком, с неплохим сюжетом и является классикой, то поставлю девять! Думаю многим оно придется по душе!

primorec, 04 октября 2012 г. в 05:16

Мелькают, сплетаясь, невидимые пальцы, плетут из событий, слов и людских судеб загадочные узоры. Древняя Игра в веревочку. Что Ты видишь, Малыш? Видишь, вот колыбелька получилась, а в ней котеночек! Мяу! А на самом деле ты видишь одни переплетенные «иксы» и вопросы на чьих-то руках. «А малыши смотрят, смотрят, смотрят. И никакой, к черту, кошки, никакой, к черту, колыбельки нет«!

Но у писателя в арсенале только слова, вот и плетет он свою «кошкину колыбель» из вымыслов, диалогов, монологов, размышлений и событий. Маленькие главки — иногда чуть больше анекдота, каждая — законченный эпизод, как притча из Святой книги боконистов. И кажется, вот оно — так и есть, вот она — скрытая мудрость, под каждым словом могу подписаться! Но подумаешь хорошо — все ложь, ложь, ложь. Только паутинка слов, мелькающие «иксы». Кошку видали? Колыбельку видали? А, где тогда смысл? Найди его, кусочек глины, сам!

Но это о форме. Что же содержание? Возьмем главных героев: ученых и диктаторов, богачей и нищих. Этих неразумных детей, дорвавшихся до взрослых Игр. Вот великий ученый Феликс Хониккер, играющий атомами также легко, как и яркими, дешевыми игрушками, разбросанными по его комнате. Посмотрите, я могу решить эту сложную задачку!/Бах! Где-то взорвалась бомба — и тысячи превратились в пепел и пар! Задачка решена!/Посмотрите, как славно играть атомами, какое волшебство: была вода, стал лед!

Или Святой Боконон. У него нет таланта играть атомами, но у него есть слова. И ими играть не менее интересно. Всего лишь несколько фраз: и сотни уже внимают, не задумываясь. Настоящий Пуфф! «А «пуфф» в бокононовском смысле означает судьбу тысячи людей, доверенную «дурре». А «дурра»- значит ребенок, заблудившийся во мгле».

Или возьмем этих самых «детей, заблудившихся во мгле». Тех самых, которые даже не могут сами сплести «Кошкину колыбель», да и увидеть ее — тоже не могут. Могут только вопрошать: где колыбелька, где кошка? Маленькие, эгоистичные детки, мир которых сжат до точки собственного «Я», без раздумий, сожалений или вины. Мир исчез? А мы тут причем? Наш мир никуда не исчезал: мы продолжаем придумывать дурацкие проекты, рисовать никому не нужные картины и холить свой патриотизм, хотя и страны то уже никакой нет.

Взрослые среди этих «детишек», наверное, только два человека. Посол Минтон и его жена. И это такой реальный среди всеобщего абсурда и пронзительный эпизод, когда Минтон произносит свою речь. «Если уж мы хотим проявить искреннее уважение к памяти ста погибших детей Сан-Лоренцо, то будет лучше всего, если мы проявим презрение к тому, что их убило, иначе говоря — к глупости и злобности рода человеческого». И сразу же — кульминация этой «глупости и злобности», от которых бежать только в Смерть!

Великолепно, гениально. Но это тоже всего лишь слова. Как передать настоящее наслаждение от этих формы и содержания? От этой мастерски сплетенной паутинки, которая «липкой бессмыслицей опутывает человеческую жизнь» и которую Мастер вывесил «на просушку в безлунной ночи»? Прочитайте и поймете сами. Кошку видали? Колыбельку видали? То-то же.

pontifexmaximus, 14 апреля 2014 г. в 21:25

Однажды я довел до полной растерянности своего малолетнего племянника. Малыш еще не был порядком знаком с тем, как называются пальцы на человеческой руке. Ну и ваш покорный слуга растопырил перед ним свою пятерню, несколько раз проговорил вслух все эти названия, а когда ребеночек вроде бы все это затвердил.

Начал быстро-пребыстро шевелить пальцами яко кальмар своими щупальцами. И задал затем вопрос: «Ну вот все пальчики перемешались. И где же теперь какой?». Понятно, что результатом сего мероприятия был ручей слез и жгучая неприязнь по отношению к злому дядьке. Но потом я видел своими глазами, как отрок сам обрел на улице жертв поменьше себя и вдохновенно мучил их с помощью той же сумятицы в мире пальцев.

А на пальцы ведь еще можно привязать всякие хитрые ниточки, ловко их переплести. И получится та самая колыбель для кошки. Которая вовсе и не колыбель. И нет в ней никакой кошки. Потому как все это фома.

Это я так долго подходил к тому, чтобы объяснить свою большую приязнь к произведениям Воннегута в целом и к этому конкретному роману в том числе.

Мало было на свете подобных мастеров взять несколько простых истин, вдолбить их в податливый читательский мозг, а затем все резко вывернуть шиворот-навыворот. И остается тогда только стоять, разинув рот, и удивляться тому, как ловко тебя облапошил этот американец немецких кровей.

Добавлю, что именно этот роман в свое время заставил меня с подозрением относиться к адептам прогресса любой ценой. К тем самым парням, которые то предложат повернуть течение северных рек, то выдумают всяких нанороботов, то начнут посыпать облака разными веществами с целью вызвать дождь (ну да, был у Курта братец Берни, знатный ученый, провернувший вот эту штуку с облаками). Эти вот ученые и впрямь похожи на мальчугана, которому доверили большую красную кнопку с надписью «Пуск». И попробуй его уговорить отдать эту штуку немедленно, и не нажимать, а то в угол поставим.

И все их любопытство вполне может привести к тому, что абсолютно некому будет писать книгу о том, как один Прохвессор что-то такое изобрел, опосля чего Цывилизацыя накрылась. Ну если только не напишут эту книгу некие разумные еноты, благополучно перезимовавшие Большой Бабах или Тихий Ползучий Трындец.

elninjo_3, 15 ноября 2011 г. в 13:26

Наверное, это одно из лучших произведений, что я когда-либо читал. Оно настолько идеальное во всей своей рваности, что совершенно не к чему придраться!

Это книга о двух вещах:

1. О войне. О настоящей войне без прикрас со всей человеческой мерзостью, о бессмысленных жертвах бомбежки Дрездена, когда американцы, как и в Хиросиме, просто пинали труп. Об абсолютно разной войне русских и союзников и о таких же разных условиях плена. Когда вышел фильм «Война Харта», где впервые показывают разницу содержания в плену русских и американцев, сайт «Кинопоиск» буквально завалили гневными рецензиями о том, что такого не бывает. А ведь надо читать классику, Воннегута. Такое было. И фильм, кстати, очень правдивый.

2. О тральфомадорцах. Об инопланетянах, которые живут в 4-х измерениях. И для которых поступки, плохие или хорошие, ровным счетом ничего не значат. Их нечего обсуждать, узнавать правду, давать оценку. Случилось и все. И этого не изменить.

Таких инопланетян очень много на Земле: это и генерал, пишущий книгу о бомбежке Дрездена, считающий, что немцы эту казнь просто заслужили, это и русские, которые давным-давно забыли о катынском расстреле, это и я, который считает, что и нечего о нем вспоминать, это все те, кто видя, что у женщины отнимают сумочку, проходим мимо, думая, что не их это дело и они ничего сделать не смогут.

Мы все превратились в тральфомадорцев, стали такими же, как Билли Пилигрим. Наши чувства притупились, нам стало на все плевать. И это печально

Итог: невероятно сильная книга, написанная, и это видно, человеком, который до сих пор переживает то, о чем он пишет. Мне кажется, каждый любитель фантастики просто обязан ее прочитать.

p.s. Отзыв получился какой-то мрачный, хотя в книге есть много ироничного и просто смешного. Меня навсегда сразил момент встречи пленных оборванных американцев со старым, искалеченным на восточном фронте, немецким надзирателем и их реакция друг на друга!

Дядюшка Шу, 26 декабря 2008 г. в 14:08

Эта история — антиробинзонада. Обычно в робинзонадах героям положено справляться со всем на свете с помощью минимума средств, но в этот минимум обычно — вот удача — входят действительно полезные вещи; в «Галапагосах» у горстки людей есть только чудо компьютер, способный переводить с тысячи языков — но не с одного того, который нужен, способный диагностировать любую болезнь и посоветовать, какое лекарство купить в аптеке, и выдающий цитаты по любому случаю. Это — венец творенья рук человеческих?

Какой символ, какая насмешка над человеческим самомнением, над умствованием, над уверенностью в том, что люди — цари природы! Это у Воннегута фирменное.

Цивилизация — это очень тонкий слой на миллионолетней основе. Есть сомнения в теории Дарвина? Никаких сомнений — она и вправду не работает среди людей с пистолетами, среди людей цивилизованных. Но попробуйте лишить человека всех орудий, и что останется под солнцем? — двуногое без перьев с плоскими ногтями. Впрочем, людям-эндемикам Галапагосов ногти оказались ни к чему.

Воннегут — величайший мастер. Это же надо было так закрутить в один сюрреалистический суматошный узел Дарвина с его теорией, Галапагосы — острова, где собственно и родилась теория, компьютер последнего поколения, последних дикарей-каннибалов, наследственные заболевания, экономический кризис, загробную мистику; придумать для человечества такой ужасный конец — но при этом не разочароваться в людях. «Несмотря ни на что, я все-таки верю, что люди в глубине души действительно добры».

Люблю этот роман больше «Бойни», больше «Сирен». но не больше «Колыбели»

Кстати, в аннотации ошибка. Люди превратились в совсем не мыслящих совсем не рыб. Тот, кто писал аннтацию, наверное, никогда не видел морского котика или тюленя 🙂

pontifexmaximus, 21 апреля 2014 г. в 21:29

Кто прочитает сей роман, будет вынужден проглотить лошадиную дозу отборнейшего отъявленного пессимизма. Пессимизма высшей пробы, пред которым преклонились бы даже Джонатан Свифт и Тимон Афинский.

Вообще, трудно было ожидать от Воннегута, что он будет порхать с цветка на цветок, распевая веселые песенки, будучи преисполнен задорного оптимизма. От этого его вылечили еще в молодости те самые немцы, которые уцелели при бомбардировке Дрездена, а затем заставили пленного американца с немецким именем Курт и его товарищей вытаскивать из руин смердящие обгорелые тела тех немцев, которые только что расплатились за Ковентри.

Возможно, уже тогда, наблюдая за последствиями свето-шумо-пиротехнического шоу в лучших традициях Бомбомета Харриса, Воннегут начал задумываться над тем, что эволюция весьма изощренно подшутила над родом Homo, наделив его чрезмерно развитым мозгом и весьма ловкими передними конечностями.

Большой мозг позволил человеку изобретать всякие пакости, а развитые передние конечности, став верхними конечностями, весьма успешно эти пакостные замыслы претворяли в жизнь. Расплачиваться приходилось неврозами, психозами, маниакально-депрессивными состояниями, необходимостью смотреть мыльные оперы и ходить на выборы, чтобы поменять правительство тупоконечников на правительство остроконечников.

Нафиг, нафиг, нафиг.

Не лучше ли человечеству расстаться со столь гипертрофированным положением мозга и рук в организме.

Не лучше ли мозгу усохнуть, а рукам обратиться в плавники.

Не лучше ли человеку стать подобием тюленя, нежащегося на побережье Галапагосских островов.

Никаких мировых войн, только белые акулы и косатки для нерасторопных особей с все еще чрезмерным мозгом.

Хотя я подозреваю, что изрядно поворчав на людей, Воннегут в глубине души был рад, что его большой мозг позволяет ему сочинять книги, а большие мозги других людей — читать оные и посмеиваться над теми, кто все речения Воннегута понимает буквально, не чувствуя аромат боконизма.

sanbar, 11 ноября 2010 г. в 16:53

Хорошая, сильная социальная фантастика. Сюжет удивительно цельный, а образы психологически достоверные и яркие. События описаны настоящим художником, творящим правда не маслом на холсте, а кусочком угля на белой штукатурке. Резкие, мощные сюжетные повороты и описания, поражающие воображение катаклизмы, гротескный горький юмор человека, творившего в историческое время, когда человечество испытывало острейшее ощущение истончения нити, на которой держится само его существование. Книга о том, что играющие дети могут опрокинуть мамину вазу, а могут уничтожить весь мир и удивленными, широко распахнутыми глазами смотреть, как сверкающими брызгами разлетаются осколки.

Прямо сердце разрывалось, когда ставил недостаточно высокую оценку откровенно гениальной вещи. Проблема для меня состояла в том , что крайне интересный сюжет описан в литературной форме, которую я никак не мог осилить и принять. Я вообще не знал, что так можно писать фантастику. Все эти многозначительные диалоги, обмен короткими фразами, главы длиной в три строчки. Сюжетно. Стильно. Но утомляет. Так , как может утомить,например Хемингуэй. Читал с перерывами почти полгода. Роман оставил очень яркие впечатления, но я его именно осилил, а не прочел в свое удовольствие.

rusty_cat, 31 мая 2010 г. в 22:15

Из прочитанных у Воннегута («Колыбель для кошки», «Сирены Титана», «Дай Вам бог здоровья. » и «Бойня №5») считаю этот роман — самым лучшим. В нем практически нет фантастики, зато много иронии. В нем описывается общество Америки 70-х, но оно больно теми же болезнями, что наше — в начале XXI столетия. Общество потребления, власть денег и их почти божественный статус. Общество, разделенное денежным потоком на две части: малочисленную — тех, кто купается в богатстве, и способен повернуть все законы страны на то, чтобы богатство свое преумножить, и многочисленную — тех, кому богатства никогда не обрести, кто живет бытом, нехитрыми радостями и эксплуатируется первыми, являясь, по сути, источником их богатства.

Некоторыми эпизодами роман связан с другими произведениями Воннегута — с «Сиренами. » через фамилию персонажа Румфорда и его особняк, с «Бойней №5» через бомбежку Дрездена и картины войны. Это забавно и показывает как бы глубинную связь всех произведений Воннегута.

Роман ставит ряд важных психологических и социальных вопросов, а глубина подачи материала — обилие деталей реальности, каких-то наблюдений, ирония и присущий Воннегуту внутренний свет — очень высока. Герой меняется от начала к концу произведения, он проходит долгий внутренний путь, чтобы в самом конце с чистой совестью обрести право на слова:

С.Соболев, 14 мая 2008 г. в 13:45

Последний роман Курта Воннегута, уставшего за свою долгую жизнь шутить, прикалываться и смеяться над глупостями человеческого рода. Ему и раньше было несладко в жизни, даже не все родственники воспринимали Воннегута всерьез — например, тетка Элла Воннегут Стюарт не продавала в своем книжном магазине его книг, так как считала их «непристойной» литературой. Курту приходилось выкручиваться и делать вид, что он-де совершенно не при чем, просто пересказывает рукописи полусумасшедшего нищего графомана Килгора Траута.

Этот роман тоже в основном построен на пересказывнии рассказов Килгора Траута, чужих историй и собственных воспоминаний. Зачем люди сочиняют себе псевдонимы, помимо утилитарных целей уйти от налогов и разъяренных соседей? Прикрываясь чужим именем, как маской, можно позволить себе вольность стиля и свободу высказывания, персонифицируя себя-пишущего с неким абстрактным Траутом, перекладывая, таким образом, моральную ответственность на выдуманное лицо, существующее в воображении. Килгор Траут появляется почти в каждом романе Воннегута — то как один из главных персонажей, то в эпизодической роли.

Маска оказалась настолько привлекательной, что в 1975 году другой американский шутник и завзятый мистификатор, Филип Жозе Фармер, выпустил роман «Венера на половине ракушки», подписавшись «Килгор Траут»!

В последнем своем, мемуарном романе, Курт Воннегут не устоял против соблазна, и опять включил-таки одним из основных действующих лиц незабвенного Килгора.

Получилась не линейная мемуарная проза, а своеобразный сборник рассказов, черновиков и анекдотов, смесь фантастики, реальности и горькой сатиры — о том, как химические элементы на вселенском конгрессе приговорили человечество к смерти за всевозможные преступления; о том, как дятлы в Канаде прекратили долбить деревья ради личинок, а перешли на комаров и мошек; про какого-то двоюродного дедушку Карла Баруса, который мог бы получить Нобелевскую премию по физике, если б не ленился; про то, в каком возрасте и от чего умер брат; где и когда женились дети; почему пиво, сваренное дедушкой, получило премию на Парижской выставке 1889 года; почему в США вымер жанр рассказа; про своего литагента и привычки фронтового друга; про свои картины и «абстрактный экспрессионизм» вообще, и многое, многое другое… Книга наполнена всяческими приятными мелочами, из которых, собственно говоря, и складывается жизнь. Например, жизнь такого талантливого мастера и оптимиста, как Курт Воннегут.

Проза Воннегута насквозь афористична. Что ни предложение — то новый взгляд на обыденные вещи и устоявшийся миропорядок.

Самый главный афоризм в романе: «Святые — это люди, которые приносят пользу и поступают бескорыстно». Может быть, именно по бескорыстности скорбит Воннегут на закате жизни:

«Мое поколение в большинстве своем разочаровано».

Графоманъ, 26 мая 2017 г. в 20:28

Прочел предыдущий отзыв с его оценкой «5». и завис до полной перезагрузки.

«Колыбель для кошки» — 5 баллов? А кому тогда поставить 6?

Для меня — просто непревзойденный шедевр мастерства. Когда автор может написать — ВСЕ.

Например, вот так, между делом — придумать целую религию, которая ничем не хуже. блин, у нас ведь только чувства атеистов можно безнаказанно оскорблять. :-Р

А там — показать нос Сами-Знаете-Кому.

И ведь — абсолютно «твердая» НФ. При этом гротеск, переходящий в полный балаган.

В моем личном хит-параде уже лет так 40 — на первом месте.

Ну или делит первое-второе место со «Всей королевской ратью». Но там же и объем совсем другой.

«Колыбель для кошки» — 5 баллов.

Ну если только по трехбалльной системе.

Ace, 25 мая 2017 г. в 15:29

Без вводных и по делу.

Сухой остаток от прочтения: «Колыбель для кошки» — это как плоский камушек «блинчик/лягушка», который прыгает по воде и всё никак не остановится. Воннегут только вскользь касается многих тем, и ни одну не раскрывает на полную глубину. Камушек не достаёт до дна касаемых вопросов.

С каждой главной читаешь и думаешь — всё это маленькие части какой-то большой, грандиозной идеи, которую нам преподнесут позже. Но нарастающее число глав прямо пропорционально нарастающим опасениям, что дальше то ничего и не будет. «Литературный сюрреализм», если так можно выразиться и беспорядочность происходящего не даёт раскрыться темам больше, чем на 1-2 абзаца. Не чувствуется, а возможно и вообще отсутствует центральная идеи книги или хотя бы чётко акцентированные идеи. Иначе говоря, а что нам дарит автор в этих 130-ти главах? Повторюсь — всё вскользь и по касательной.

Безусловно, у Воннегута не отнять таланта органично выстраивать текст и повествование в своём «безумном» стиле. Но чего-то значимого я за этой ширмой не увидел. Пожалуй некорректно ожидать, что в книгах Воннегута ключевую роль играет сюжет, атмосфера и многогранные персонажи, но если отсутствуют все компоненты сразу — это бросается в глаза, и это явно недостаток. Герои серые и картонные. Обращает на себя внимание разве что Мона, да и тем, что возведена в абсолют.

Остаётся ощущение, что читателя заставляют искать в диалогах и мыслях героя какие-то сокровенные истины и стоящие мысли. Я таковых не нашёл (опять же акцентированных); по мне, больше половины глав — просто вода. Произведению как раз не достаёт льда-9, чтобы оставить впечатление крепкого, монолитного и цельного труда.

Само собой не претендую на истину, но ничего стоящего в данной работе не почерпнул.

Мона Сэниа, 28 июня 2010 г. в 01:29

Эту книгу, конечно, хочется назвать шедевром. Во-первых, автор книги, судя по его биографии, очень порядочный, приятный и добрый человек, ветеран, которому многое пришлось пережить и после войны. Во-вторых, «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей» — это просто гимн пацифизму, она призвана каждой строчкой отбить всю охоту воевать и убивать, уничтожить любые романтические представления о Солдате. Но! Увы, может она попалась мне слишком поздно. Она оказалась интересной только как взгляд на Вторую мировую со стороны союзников. Очень-очень и очень интересно было «наблюдать» за англичанами и американцами. И спасибо автору за то, что он не стал принижать роли русского солдата во всей этой мясорубке,как это частенько теперь делается.

А вот душевное нездоровье главного героя. Знаете, как-то мне довелось ехать в одном купе с пожилой женщиной, длинная дорога, все пожилые питают слабость к людям в погонах.

А самое интересное, что девочка выросла и вырастила хороших сыновей, и был у нее хороший муж, и хорошая работа, и добрые соседи, и все что нужно для счастья. И никогда-никогда не прилетали к ней «стержни, которые заканчиваются рукой с зеленым глазом на ладони» и не увозили ее на Тральфамадор.

kouzdra, 06 мая 2009 г. в 00:13

«Мне кажется, что кто-то там, наверху, хорошо ко мне относится»

Вот любопытно — некоторые хорошие книжки или фильмы сильно теряют от того, что ты замечаешь, как на самом деле они устроены. Пока «восприятие непосредственное» — тебя тащит, а когда видишь «как сделано» — эффект ослабевает. Например, большая часть «страшных» рассказов Эдгара По. Но я четко вижу их конструкцию, и они не производят задуманного эффекта.

А бывает наоборот — пока не видишь, как оно устроено, все тоже, конечно, здорово — ассоциации срабатывают, как-то на эмоции действует. Но пока не поймешь конструкции — все это не складывается в целостную картинку. Но зато, когда понимаешь и картинка складывается — впечатление усиливается многократно. И очень сильно бьет по голове. Я такие вещи ценю, их довольно мало. И они все рассудочны. Обычно их можно читать/смотреть много раз. Спойлеры им не мешают, зато от того, что при каждом новом повторении замечаются новые детали — они становятся только лучше.

«Сирены Титана» безусловно принадлежат именно к этой категории. Насколько более сильное впечатение производит уже начальный эпизод, когда знаешь все, что будет дальше.

Вообще — я Воннегута в целом люблю, но довольно умеренно, но вот эту книгу люблю чрезвычайно. Не знаю почему. Наверное потому, что в ней нет ни единой лишней детали. И еще потому, что эта книга — о вещах, которые меня не оставляют равнодушными — о судьбе, о предопределении. О смысле жизни, о свободе воли (или о ее отсутствии), о Вечности и о бессмертии. Даже, как это ни пошло, — о любви. И что интересно — это все сочетается там совершенно органично.

PS: Курьеза ради можно отметить, что Станислав Лем, посвятив в «Фантастике и футурологии» довольно много места поискам в «фантастическом гетто» «большой литературы» ухитрился просмотреть эту книгу, поставив ее ниже милой, но не более того, книги Бестера «Моя цель звезды» («Тигр, Тигр!»). Такие дела 🙂

kinofan, 28 июля 2008 г. в 15:22

Один из самых циничных, тяжелых, философских и беспощадных романов, с примесью гротескной сатиры и юмора. Иногда приходилось заставлять себя читать, настолько мрачные мысли лезли в голову, иногда вызывало улыбку.

Мир книги гипертрофирован и доведен до абсурда донельзя, но в тоже время сохранят все черты нашего мира – так написать мог только гениальный человек.

Вообще у меня книга прочно ассоциируется (крайне упрощенно, конечно, но передать, то что сказал Воннегут невозможно, ибо все крайне неоднозначно и субъективно) с образами 1). Кукловода, который дергает за ниточки куклу, а другой кукловод управляет им — и так до бесконечности. 2). Бесконечно одинокого человека в непонятном шумном мире.

stogsena, 28 февраля 2008 г. в 11:51

Немного странно получилось — я начал узнавать Воннегута с «Dead-Eye Dick», для которого переводчики подобрали неплохую русскую идиому «Малый Не Промах». Потом были «Завтрак», «Бойня» и «Колыбель». Тогда мне были в общем-то безразличны даты публикаций, я просто впитывал необычные истории, не замечая, что уже давно топаю вверх по лестнице, идущей вниз, к истокам творчества спасенного Рабоче-крестьянской Красной Армией из разрушенного Дрездена Курта Воннегута-Джуниора. Топаю от «его глазок закрылся» через этот самый Дрезден и Сан-Лоренцо навстречу Сиренам.

Может быть, именно поэтому при упоминании о «Сиренах» у меня возникают две ассоциации — пара строк нелюбимого мной Юрия Живаго «Но продуман распорядок действий, И неотвратим конец пути» и первый шахматный этюд Плаксина на тему ретроанализа. Кто не знает, это такой сорт этюдов, для решения которых необходимо однозначно восстановить ход событий, который привел к позиции, стоящей на доске. Собственно, Румфорду приходится решать аналогичную задачу — успеть доставить недостающую деталь на Титан до ухода из Солнечной системы. Самая завораживающая в ретроанализе штука — обусловленная авторским замыслом единственность игры черных и белых — доведена в «Сиренах» до уровня шахматного этюда. Только вот где этот неуловимый автор.

Заманчиво, конечно, обьявить роман своеобразной игрой, в котором реальность — майя в понимании Гессе, данная отшельником потенциальному ученику. Эдакой детской матрешкой, только открывающейся не снаружи, а изнутри, от Дядька, сидящего в меньшей. Раз за разом ты вроде раскалываешь очередную оболочку, проникая на очередной иерархический уровень управления — сержант, Боз, Румфорд, глядь — а ты все еще ВНУТРИ.

«Сирены» — классная вещь, о которой можно говорить и говорить умно, сибаритствуя в глубоком кресле с хорошим коньяком, сигарой и благодарными слушателями. Рассуждать и строить парадигмы, пока Солнце мчится к какой-то там далекой галактике и люди верят в прогресс. Наверное, так и делал бы в старости буржуй Малаки, когда бы не стал куклой. Занимательная иерархия богов — марионеток для чайников, и не только.

Всем удачи! Lost, не смотри на фонтан.

Evil Writer, 29 октября 2017 г. в 14:06

Есть такой сорт писателей: припереться и показать где раки зимуют. Обычно демонстрация проживания раков в зимнее время – случай особый. Одни плюются, другие радуются, и ни черта не разберешь гений перед тобой или внеочередной графоман исходя из мнений и отзывов. Конечно, в таком заунывном случае стоит в тот час же, немедленно обзавестись книжкой составив мнение по прочитанному.

Курт Воннегут, как раз из такого сорта писателей. В его случае все очень интересно. Он необыкновенно талантливо умеет совмещать прозу и для ума, и для сердца. В фантастике Воннегута есть буквально все, чего может пожелать душа. Хотите космоса? Пожалуйста. Внеземных цивилизаций? Почему бы и нет? Надоедает фантастика? Давайте сыпанем философии и заправим все ехидной иронией и черным юмором. Только ни в коем случае не взбалтывайте. Взболтали? Тогда вздохните с облегчением: перед вами не очередной magnum opus о космических далях и зубодробительных звездных войн, а творчество американца Курта Воннегута. С ним и познакомимся.

«Сирены Титана» – качественная научная фантастика. И даже не так. Смесь из качественной научной фантастики и Литературы. Именно с большой буквы. Читать историю действительно интересно. Именно тот самый священный случай, когда писатель плюет со своей колокольни на штампы и отработанные приемы в литературной среде. Его интересует голая ситуация, реакция, накапанная на мозг читателя тема и обязательно эпатаж. Чего-чего, а последнего у Воннегута с лихвой. Любит он эпатировать публику при помощи колких фраз, резких замечаний, заигрываний со вторым слоем романа.

Фабула романа закручена вокруг первого человека отправившегося в космос на частном космическом корабле. Дальше сюжет завязан намного туже. Попытаться объяснить все тонкости сюжета изначально – не выйдет. В общем, все звучит просто и надежно, но уже потом автор выбивает землю из-под ног читателя. Ко всему прочему к неожиданному сюжету прибавляется смысловая нагрузка. Интеллектуальная составляющая романа впечатляет. Тут и размышления о природе человека, мысли об освоении космоса, рассуждения о роли индивидуума в обществе. Забыть в этой космической свалке незначительную деталь легче простого. Все усложняется фактом того, что чистокровной фантастикой роман упорно не хочет быть. В ней немало постмодернистских черт, так легко переходящих из жанра в жанр. В этом качестве «Сирены Титана» убойнейший роман.

Для полного удовольствия стоит поговорить о стилистике автора. Ироничное ерничество от страницы к странице сильно прибавляет удовольствие от романа. Этот великолепный, живой, полный сарказма и иронии стиль наполненный черными-черными насмешками в адрес человечества пробивает на первых минутах. Во всяком случае – стилистика у Воннегута оригинальная и увлекательная.

Читать ли роман? Думается – да. Изящных мизансцен в романе очень много, словесные перепалки, без всякого сомнения, очень достоверны. Сюжет изгибчив и многогранен. Тонкая фактура произведения более чем полувековой давности впечатляет до сих пор. Очень хорошо изображены интеллектуальные лейтмотивы, непримиримая борьба человека с самим собой. Кто мы? И для чего живем? Какова наша цель? Долгие-долгие философские экзерсисы, предоставленные к размышлению Куртом Воннегутом. Удивительное заполнение пустоты внутри себя. Поразительная мощь писательского слова. Очень долгий привкус от окончания романа не дающий опомниться даже спустя часы, а возможно и дни.

Читайте также:  Популярные запросы по тематике

Красноречивый постмодернистский НФ роман о людях и человечестве. Воннегут не разменивается на мелочи. Его не волнует контакт с инопланетной цивилизацией, галактические артефакты, пустые войны и там, всяческие черные дыры. Как настоящего писателя его волнует человек и его судьба. «Сирены Титана» роман поразительный и чистый. Полной силы любви к человечеству и более точный в своих произношениях, чем часть своих коллег.

Вердикт: великолепная фантастическая литература от признанного мастера, чья функция не только развлекать, но и донести свои великолепные гуманистические идеи.

Angvat, 04 октября 2017 г. в 10:31

Одно из самых любимых произведений у Воннегута, яркий образчик того, что я называю «саркастически-абсурдистской фантастикой». Первый раз прочел еще в школе, и эта вещь в те времена, когда все вокруг читали Лукьяненко или Перумова, произвела на меня просто дикое впечатление и в некотором роде начала взвичивать мою планку ожиданий от литературной фантастики.

Для меня «Колыбель» — это набор метких, хлестких, местами саркастических, местами язвительных, где-то абсурдных цитат, эпизодов и мыслей. Но вот в единое произведение порой все это складывается с трудом, к сожалению. Поэтому ни в коем случае не берусь рекомендовать сие произведение всем и каждому. Если вы не на той же волне мысленных процессов, что и автор, не тираньте себя и не мучайте эту книгу, даже если вам говорят, что она — золотая классика, и вы просто обязаны ее прочесть, если хотите считаться хоть каким-то любителем фантастики. Сколько людей, столько мнений, а Воннегут все-таки товарищ весьма специфический. Курт — однозначно «мой» автор, что-то вроде старинного ехидного друга. Но далеко не факт, что именно вам захочется иметь такого друга, все-таки, как я уже сказал, человек он весьма своеобразный.

kerigma, 04 февраля 2014 г. в 23:09

Кажется, я начинаю понимать, откуда Гейман почерпнул свой «мусорный» стиль с обилием ненужных бытовых деталей, причем характеризующих именно американскую — не скажу, культуру, скорее, быт. Из Воннегута, во всяком случае, этот роман является образчиком такой стилистики за почти полным отсутствием интересного сюжета.

Сложно сказать, что в нем хорошо, потому что за что ни возьмись, то либо плохо, либо так себе. Складывается впечатление, что Воннегут вначале еще не слишком хорошо представлял себе, что он, собственно, хочет написать — социальную антиутопичную драму в духе 1984 и Brave new world или же что-нибудь другое, более плавное и спокойное. В итоге у него вышло, откровенно говоря, ни то, ни се. Для антиутопии в его воображаемом мире победившей машинерии, где в каждом доме рядового работяги по 40-дюймовому телевизору и стиральной машине слишком хорошо и спокойно. Автор тщетно пытается уверить нас, что безымянные герои, попавшие исподволь под власть бездушных машин, мучаются и страдают. Я как человек, у которого с утра из стыка отопительных труб внезапно хлынул кипяток, могу технический прогресс в плане быта только приветствовать, да и вряд ли кто тут со мной поспорит. В общем, как идея для антиутопии идея удавшегося технического прогресса и мира, в котором правят инженеры и изобретатели, пожалуй, наиболее симпатичная. Ранжирование людей проводится машинами по их персональному индексу — нечто вроде IQ — и если ты неспособный к наукам дурак, путь наверх тебе, понятно, закрыт. Кто скучал десять лет в средней школе, ожидая, пока самую простую вещь пытаются вбить в самого ленивого двоечника, тот меня поддержит, не такая уж это и плохая идея.

К тому же в основе романа лежит на самом деле мысль страшно милая в своей наивности — вера в организаторскую силу человеческого разума. Вот прямо со времен промышленной революции построили такой стабильный идеальный мир, напичканный машинерией, с ранговой системой и предопределением, и никаких проблем, ни внешних, ни внутренних, и практически никаких маргиналов в нем нет. Увы, даже в самых жестких закоснелых системах куда больше жизни и разнообразия, и чем в том, что попытался двумя штрихами изобразить Воннегут. Не достоверно, а потому и не страшно, и не интересно. Этакая очень растянутая борьба с мельницами, с которыми и бороться-то на самом деле не стоит. В итоге вместо трагедии получилось скучное и тоскливое жизнеописание мужчины в ярко выраженном кризисе среднего возраста, когда жена и работа больше не занимают, а ничего стоящего-то не сделано. Ну а коль скоро в утопичном мире не находишь ничего трагичного, то в пресловутой локальной революции, которая больше напоминает буйство фанатов после удачного футбольного матча (побитые витрины и уличные автоматы) тоже нет ничего впечатляющего, напротив, хочется отойти подальше. Искусственное жесткое социальное расслоение выглядит еще менее достоверно, учитывая, что во главе всей этой сложной иерархической пирамиды стоит человек, который по законам этого социума, видимо, должен был бы подметать трамвайные пути. Но он ловко обошел, а бедные наши герои ломятся в открытую дверь.

Так и не поняла, к чему эти скучные и совершенно бестолковые вставки с шахом и футбольной командой колледжа. Шахом нас терроризируют всю дорогу, видимо, чтобы в итоге показать, как он спит на улице. Зачем футбольная команда, вовсе не поняла.

Короче, если уж и классически антиутопии не вызывают у меня особого энтузиазма, то это и вовсе тоска.

AlisterOrm, 21 мая 2013 г. в 14:31

Курт Воннегут — это ещё одно культовое имя, которое я пропустил. И пропустил, кстати, не зря. Прочитай я «Механическое пианино» хотя бы три года назад, я бы плюнул от скуки и нафиг выкинул книжку. А сейчас — уже нет. «Социалист» Воннегут написал на самом деле весьма неплохую гуманитарную фантастику, которую было бы нелишне прочитать всем пророкам «плановой экономики».

В центре всего — новая социально-экономическая модель, развивающаяся по неумолимой логике прогресса. Постепенное совершенствование технологий приводит к автоматизации производства, а следовательно — к резкому сокращению спроса на рабочую силу простого человека. В связи с этим контроль над средствами производства переходит непосредственно к узкой группе «белых воротничков», наиболее квалифицированных инженеров, которые становятся новой аристократией, а затем происходит огосударствление экономики — контроль над этой сферой (и многими другими) переходит в объединённое министерство. Итак, в нашей дорогой США торжествует самый настоящий социализм советского типа, где все достижения цивилизации определяются количеством выпущенных телевизоров, вертолётов, корабликов и самолётиков. И все произведения искусства, кстати, делаются исключительно в жанре «соцреализма». Конечно, главное этой системы от советской — чудовищный разрыв в качестве жизни верховных инженеров и простых людей («такару», по определению индусского шаха). Однако, если присмотреться, даже это различие стирается. Инженеры, заработавшие богатство своим потом, кровью и мозгами, в любой момент могут лишиться своих привилегий, данных с широкого барского плеча государства. Вот и всё. Чем не советское чиновничество?

Однако среди верховных инженеров нашлись пламенные революционеры, которые просто не могли видеть эту систему действующей. Большая часть людей оказывалась просто не у дел в этом автоматизированном будущем. Казалось бы, и живут вроде бы неплохо, даже если учесть уравнительный характер их благосостояния. Но вот люди этого времени хотят работать! В нашей стране такому по большей части были бы рады! Ан нет. Руки жителей мира Воннегута простаивать не любят, и они решают сыграть в лоллордство, и сокрушить мешающие их дивному новому миру машины.

А что, весьма любопытное произведение, написанное американским социалистом. Конечно, конец нас несколько расстраивает — завершив свою революцию, ребятушки «из низов» с большим удовольствием начинают ремонтировать и реконструировать только что ими разрушенное — ведь не особо хочется человеку на самом деле ходить пешком и готовить еду на костре? Нет. И всё пошло по кругу. Молодец Воннегут, качественная социальная фантастика — это сложный жанр, а он в своё дебютном романе с нею справился.

primorec, 12 октября 2012 г. в 06:08

Это книга антивоенная? Конечно! Но тогда, почему бы не написать антиледниковую книгу? Это сложная задача — уничтожить войны, наверное, не менее сложная, чем остановить ледниковый период или глобальное потепление. И более невыполнимая, ведь для этого необходимо почти невозможное — измениться самим, причем всем, сколько нас ни есть — всем семи миллиардам.

Но может, все же попробовать? И начать лично с себя и с самого малого: прочитать эту книгу и прочувствовать все описанные события, разобрать мысли и намеки, прожить/и не раз/ жизнь Билли Пилигрима, снова и снова возвращаясь в 1945 год и переживать одно и тоже событие — разрушение Дрездена — бессмысленное и беспощадное.

Странным и жутким даром наделил автор своего героя: для него нет смерти и рождения — только бесконечный круговорот неизменных эпизодов и событий. Для него нет спасительного забвения, а только неизменное знание о том, как пройдет жизнь, обо всех ошибках, достижениях, победах и поражениях. Без возможности/и желания/что-то изменить и исправить. Скорее наблюдатель, чем участник жизни.

Но позвольте, разве не такие же наблюдатели мы с Вами, когда включая телевизор и натыкаясь на очередной репортаж о теракте на Востоке, войне в Африке, беспорядках в Азии, равнодушно переключаем канал на очередной сериал? Может в этом дело?

Тогда начнем с самого начала. Крестовый поход детей начался в 1213 году, когда у двух монахов зародилась мысль собрать армии детей во Франции и Германии и продать их в рабство на севере Африки. 30 тысяч детей сгинули без вести, а их жизни растворились среди строчек истории. В 1939 году началась Вторая Мировая война, на которой погибли уже 50 млн человек и большая часть из них — молодые люди, едва вступившие в жизнь, которых убивали в бою, в концлагерях, убивали бомбами, снарядами, пулями, газами, штыками и ножами. В 1945 году во время бомбежки Дрездена за один день погибли 135 тысяч человек, которые, по большей части, сгорели заживо. Сколько унесли войны за 20 век и сколько еще добавит век 21-й?

Многие скажут: что толку в этих цифрах и перечислении страшных фактов, если один мой голос и даже тысячи просто растворятся среди миллионоголосого хора равнодушия. Но надежда всегда есть: прочтите еще раз эпизод разговора писателя и домохозяйки, когда она обвиняет автора в романтизации войны. «Она не хотела, чтобы на войне убивали ее детей, чьих угодно детей. И она думала, что книжки и кино тоже подстрекают к войнам». И тогда писатель ответил: «. даю вам честное слово, что никакой роли ни для Фрэнка Синатры, ни для Джона Уэйна в ней не будет». « «И знаете что,- добавил я,- я назову книгу «Крестовый поход детей».

Kriptozoy, 23 ноября 2009 г. в 00:50

Уже давненько не брал в руки книгу с этим романом, хотя было время, когда мне очень нравилось его перечитывать. Ещё наверное с детства. Стиль Курта Воннегута всегда мне казался весьма приятным для восприятия, его произведения всегда казались очень неоднозначными, тем более, что с возрастом я находил в них всё более привлекательные для себя стороны, его сюжеты казались мне всегда весьма интересными. Что бы он ни писал, для меня это всегда прежде всего знак качества, оригинальный и неповторимый литературный стиль и язык. А два его романа, «Сирены Титана» и «Колыбель для кошки», я просто очень люблю. Это такая любовь, которую уже наверное ничем не поколеблешь. Как например любовь ко всеми любимым с детства произведениям Герберта Уэллса, Рэя Брэдбери, Роберта Хайнлайна, Айзека Азимова, Фрэнсиса Карсака и т.д. Это из фантастов. И многие другие.

Если подумать и постараться охарактеризовать весь роман в нескольких словах, то получится примерно так: весь текст — одно сплошное предисловие к грандиозной катастрофе в самом конце! Причём, что самое интересное, даже когда читаешь в первый раз, совершенно точно знаешь, что катастрофа непременно произойдёт. И автор, и главный герой, Иона-Джон, совершенно не делают из этого тайны, а наоборот, с помощью постоянных отсылок в прошлое и упоминаний о будущем как бы подготавливают читателя к тому, что трагедия не за горами и что мир после неё навсегда изменится.

Любопытно, но даже зная развязку и при последующих перечитываниях роман совершенно не хочется читать например «по диагонали», или же пропуская какие-то заведомо неудачные и не относящиеся к делу куски. Слишком уж любопытна и интересна структура строения текста и повествования. А разделение его на просто миниатюрные главы вообще отличное решение. Каждая глава имеет своё очень весомое название, прочитав которое очень хочется узнать, что же за ним скрывается. Этот метод действует получше интересных эпиграфов. Интерес постоянно поддерживается, а чтение становится невероятно гладким, быстрым и увлекательным.

Как уже было замечено, всему роману присуще чувство юмора. От себя добавлю, что сначала все многочисленные курьёзные ситуации, харизматичные герои, так и просящиеся на карикатуры, да и весь сюжет кажутся не более, чем иронией, смягчением фона надвигающейся опасности. и уж потом замечаешь, что ирония-то присутствует может быть в словах и суждениях главного героя, в его отношении к жизни, его манере общения с окружающими, а вот юмор и сатира так и сквозят почти во всех описанных эпизодах, и все они по сути являются неким срезом общества того времени, пусть и нарочито гиперболизированным. И это на протяжении всей книги. Бывает читаешь какой-нибудь диалог главного героя с каким-нибудь персонажем, высказывающим весьма оригинальные суждения об окружающем и окружающих и после этого даже к жизни начинаешь относится более проще. И это довольно весомое достоинство романа.

Далее. Очень большое акцентирование на новой религии, называемой «боконизм». Религии спорной, религии не прошедшей испытания временем, религии отрицающей саму себя. «Все истины, которые я хочу вам изложить — гнусная ложь». Но несмотря на это, религия, придуманная и буквально пишущаяся тут же, увлекла за собой сотни и тысячи человек, провозгласила законы, развязала сама с собой религиозную войну, разделила для своих последователей весь мир чётко на чёрное и белое, на Добро и Зло и создала много обрядов и мало заповедей. Когда сегодня пролистывал книгу, вспомнил одну очень глубокомысленную цитату из книги известного в нашей стране писателя Михаила Успенского. Вот она: «Из пещер и дебрей Буддистана вышел пророк, провозгласивший, что всё в мире — фигня. У него, разумеется, нашлось множество последователей, большинство из которых и слыхом не слыхивали об этом учении, а восприняли его от природы». Вот эта шуточная цитата очень хорошо описывает всю структуру вероучения, изобретённого Бокононом. Изобретённого не столько ради того, чтобы оно послужило опиумом для народа, сколько ради, наверное, спора с самим Небом. Многочисленные цитаты из его религиозных книг, а также самый последний абзац в романе очень хорошо это подтверждают.

Колыбель для кошки. Символ бессмыслия в познании и бессмыслия в глубоком смысле. Наука, слепо и без оглядки шагающая вперёд и вверх. Людская глупость и изменчивость, способные погубить весь мир, спокойствие и целостность которого держатся на тонкой нити, которая с каждым годом становится всё тоньше. Любовь, которая возникает и остаётся лишь имея под собой фундамент незыблемости и будущего благополучия. Очень заметная мораль, которую каждый человек поймёт по своему и увидит может быть совсем не то, что видели до него, и даже не то, что автор хотел вложить в это произведение.

Прекрасный, интересный роман для почти любого возраста и на все времена.

Beksultan, 24 апреля 2009 г. в 14:54

Потрясающий роман! Прочитал его, так впечатление было, как от удара кувалдой по голове. Главный герой так долго носил маску, что она приросла к его лицу. И как ему быть с этим? И вот эта-то трагедия и описана в книге. Ну и конечно Воннегут не был бы Воннегутом без своих фишек. Откровенные мемуары главного героя, попавшие в Советский Союз и ставшие там бестселлером самиздата, из-за острого дефицита чувственности в советском обществе. Глава американских неонацистов — старый негр(!). Кстати, часть биографии главного героя очень напоминает биографию известного американского поэта Эзры Паунда. И опять же книжка у автора — ну совсем не фантастическая. Очень рекомендую к прочтению.

Kot_Begemoth, 27 декабря 2017 г. в 17:27

Не понятна высокая оценка сообществом данного произведения. Мне кажется что читатели ставят высокие оценки из принципа — «так надо». Эт же типа классика, стихи Пшкина, проза Толстого, музыка Чайковского, Курт Воннегут- даже если не нравится поставить высокую оценку. Ерунда разбавленная вкраплениям юмора и сарказма. Большой плюс это небольшой размер произведения, иначе бы и не дочитал. Не рекомендую.

Angvat, 05 мая 2017 г. в 17:07

Это редкое произведение о войне. Где люди погибают не трагически, не героически, не пафосно-надрывно, а просто глупо и бессмысленно. Немцы на грани поражения, вокруг них рвутся бомбы, но они успевают расстрелять человека за то, что он взял чайник. Просто по инерции, вопреки всякой логике. Это было бы смешно, если бы не было так печально. Помимо людей, что погибли сражаясь или став жертвами победителей, были и те, кто погиб просто так. Без смысла, без героизма, без почестей. Без вселенской трагедии. За чайник и прочую ерунду. Просто потому были самыми обычными людьми и оказались не в то время не в том месте. О них мало кто пишет, мало кто вспоминает. Потому что писать про обыденность и глупость смерти не особо интересно. А про жестокость и бессмысленность войны бесполезно. Потому что ничего не изменится. Автор даже сам иронизирует по этому поводу в начале.

Фантастика здесь скорее как довесок, чтобы усилить всю абсурдность происходящего. А если предположить, что герой попросту свихнулся от всего пережитого и ему стало мерещиться всякое, то ее нет и вовсе.

Я не буду советовать это произведение всем и каждому. В плане сюжета и его подачи книга весьма на любителя. Но если в вашей жизни были потери, и вы после них несколько очерствели, то вполне можете оказаться с автором на одной шизойдной волне. А можете не оказаться. Ведь каждый реагирует на трагедию по-своему.

Я бы сказал, что что книга весьма ситуативна. Для людей с определенным складом ума и жизненным опытом. Не самым приятным жизненным опытом. Для тех, кто может когда-то остро на все реагировал, а теперь заслышав о чьей-то смерти, не говорит «Какой ужас!», а равнодушно отвечает «Такие дела. ».

P.S. Будете в Дрездене, смело проходите мимо этой самой бойни. Смотреть там нечего, а денег возьмут дай Боже. Что одним повод прикоснуться к вечности, то другим просто способ подзаработать не напрягаясь. Такие дела.

scifighter, 05 марта 2017 г. в 12:19

Первая книга Воннегута которая мне решительно не понравилась. С чего начать. У романа нет базиса, стержня, центровой идеи. Поначалу это повествование от лица журналиста, чуть ли не в гонзо стиле. Тут всё ещё более-менее, даже есть пара сильных моментов, вроде сцены в погребальном бюро. Начиная с середины всё идёт по наклонной — эпизод в самолёте сильно затянут без видимой причины. Дела становятся хуже по прибытии в Сан Лоренцо. Читать мифологию страны вполне занятно, но полным и бесповоротным бредом начинает попахивать, когда Франклин назначает первого встречного, т.е. главгероя, ни много — ни мало, президентом целой страны. Семейка Хониккеров конечно та ещё — папаша сбрендил под конец лет, ладно, но дети то у него вроде в своём уме. Тут вот и проступает наверное главная проблема романа — персонажи и их беспросветная тупость. Не в плане низкого интеллекта, а в плане того, что никто не видит дальше собственного носа. Все просто удивительно узколобы, особенно женщины — они у Воннегута описаны с такой долей неприязни, что попахивает мизогинией. Главгерой так вообще по присвоении ему должности возомнил себя полубогом, начинает командовать людьми и прочее, хотя по факту он даже не подписывал никаких бумаг и по-хорошему его с таким же успехом могли в любой момент турнуть из страны. Впрочем, его характер ещё полнее раскрывается пред лицом апокалипсиса —

Есть ещё много претензий со стороны сюжета — например, каким образом лед девять, который является оружием страшнее всех ядерных бомб и сибирских язв вместе взятых, абсолютно легко и просто можно вынести из лаборатории и унести к себе домой? Я что-то сомневаюсь, что Оппенгаймер мог вот так просто забрать атомную бомбу себе домой, пусть даже бы она могла поместиться в кармане пиджака.

Многие превозносят сатирический взгляд автора — да, есть такое, но он ни разу не вытягивают весьма условный, идущий из ниоткуда в никуда сюжет и в особенности глупых и откровенно неприятных героев романа.

Это просто набор эпизодов — вот тут плеснём комедии, тут экшна, тут типа философии (вот кстати цитаты Боконона — немногое ценное, что есть в книге). Всё это распластано очень неравномерно и без видимого старания. Не ожидал от автора такой халтуры.

iskender-leon, 27 апреля 2013 г. в 11:16

Курт Воннегут был, наверное, последним из значимых, знаменитых американских фантастов, у которого я ничего не читал в крупной форме. Пробел был заполнен, а книга понравилась.

Если кратко о сути — абсурдно-достоверная история о конце человечества. С моей точки зрения именно так парадоксально построен текст романа — нелепо, но закономерно и внезапно, но ожидаемо. Ибо причиной апокалипсиса на сей раз не стремление людей уничтожать себе подобных, или природный катаклизм, а неописуемая глупость и чудовищная безответственность.

Это роман-предостережение, уже которое по счёту и в относительных пропорциях мало кем услышанное и ещё меньше тех, кто им руководствуется. Сколько их таких — двадцать, пятьдесят миллионов? Нужно в сто раз больше. Человечество давно уже не верит или делает вид, что не верит в конец света. Мы снимаем и смотрим о нём фильмы, описываем его в огромном количестве книг. Прямо сейчас в какой-нибудь секретной лаборатории учёный, не слишком заботясь о последствиях, выводит новый штамм смертельного вируса. Этой же ночью где-то будут сброшены в океан токсичные отходы. Вечером мы включим телевизор, наткнёмся на сюжет о северокорейском диктаторе, обещающем уничтожить, стереть с лица земли. и устало переключим на любимый сериал. Ибо не верим, по крайней мере, в то, что он возможен здесь и сейчас. Я не к тому, что надо бояться и трепетать как лист на ветру, я к тому, что чаще нужно задумываться нам всем и в особенности власть имущим и предержащим.

Стиль романа произвёл на меня смешанное впечатление. Чёрно-белый комикс, коллаж, пачка старых фотографий, совсем не дружеский шарж — вот ближайшие ассоциации и аналогии, которые он вызвал у меня. Короткие главы, частое использование гиперболы, быстрая смена персонажей и декораций, шикарная концовка – всё это произвело в целом благоприятное впечатление с привкусом новизны. В любом случае, это был интересный опыт.

Отдельное спасибо автору за боконизм. Мне пришлось по душе учение, основой для которого является человек, а не Бог. Не вполне уверен, можно ли её считать карикатурой и пародией на все известные религии или же это просто очередная попытка осмысления природы Человека или же что-то иное. Возможно автор намеренно оставил здесь пространство для домыслов, предположений и исследований. Собственно, это учение и содержит в себе всю соль романа:

«Четырнадцатый том озаглавлен так:

«Может ли разумный человек, учитывая опыт прошедших веков, питать хоть малейшую надежду на светлое будущее человечества?»

Прочесть Четырнадцатый том недолго.

Он состоит всего из одного слова и точки:

Но, Курт Воннегут верен себе до конца в своей парадоксальности. В романе, где пессимизм по отношению к человечеству это стержень всего произведения, он оставляет лазейку и дарит надежду, ибо первая фраза в книгах Боканона читается так: «Все истины, которые я хочу вам изложить, – гнусная ложь»

pontifexmaximus, 04 января 2013 г. в 19:21

Вот если бы Марк Твен прошел Вторую мировую войну, знал о ядерной бомбе и испытал бы влияние научно-фантастических журналов с жукоглазыми пришельцами на обложке. Его звали бы тогда Курт Воннегут. Второй в истории американской литературы мрачный депрессивный тип с тяжелым взглядом, вынужденный время от времени прикидываться весельчаком. Воннегуту же было тяжко вдвойне, ибо приходилось еще и прикидываться фантастом.

По этой причине во многих его произведениях на периферии прошмыгивают летающие блюдца с планеты Тральфамадор. И данный роман позволяет несколько подробнее рассказать о их роли в судьбе человечества. И если у какого-нибудь утописта вроде Уэллса человечество шествует по пути прогресса от хаоса к благоустроенной казарме, то некто Воннегут склонен историю рода людского представить как цепь совершенно дурацких событий, объединенных той единственной закономерностью, каковая именуется Госпожа Глупость.

Так что имейте в виду: злой Рок поджидает вас не в образе Коварного Убийцы С Остро Заточенным Стилетом и не через Старинное и Весьма Уважаемое Проклятье Жрецов Майя. Просто однажды вы засмотритесь на ворон и не заметите банановую кожуру, валяющуюся на тротуаре. Возможно, это намусорили те самые, которым не сидится на Тральфамадоре спокойно, а лишь бы бороздить просторы Вселенной на летающих блюдцах.

Цефтриаксон, 11 января 2010 г. в 23:08

Не соглашусь с некоторыми высказавшимися. Воннегут предвосхитил не машинную утопию ,а скорее маразм и абсурд корпоративной культуры.

Лужок — совпадает с некоторыми «корпоративами» дословно. Даже не как допущение, а как цитата.

nostromo, 22 декабря 2007 г. в 19:27

— Да вы же были тогда совсем детьми! – сказала она.

— Что? – переспросил я.

— Вы были на войне просто детьми, как наши ребята наверху.

-. Вы притворитесь, что вы были вовсе не детьми, а настоящими мужчинами, и вас в кино будут играть всякие Фрэнки Синатры и Джоны Уэйны или еще какие-нибудь знаменитости, скверные старики, которые обожают войну. И война будет показана красиво, и пойдут войны одна за другой. А драться будут дети, вон как те наши дети наверху.» (с)

Каким простым языком пишет Воннегут. Чем-то это напоминает «Консервный ряд» Джона Стейнбека. Эта простота и подкупает. Она идет от сердца и потому легче находит отклик. Мелкими деталями он показывает нелепость, унижающее и обезличивающее воздействие войны.

Казалось бы, смешные моменты и ситуации, люди. Но это смех сквозь слезы. Печальные истины, пороки и заблуждения, боль человеческая видны сквозь этот смех.

Зачем люди воюют? Это животные инстинкты? Но ни одно животное не убивает себе подобных просто так, ни за что. У человека просто нет в природе никаких врагов. Вот он и избирает в качестве врага самого себя. Но ему мало просто убить. Он еще и выдумает какие-нибудь изощренные жестокости, ему доставляющие удовольствие. Откуда такая извращенность? А терроризм? Прикрываясь высокими идеями, эти люди поступают подло и бессмысленно. И человечество ничему не учиться, не признает своих ошибок, ибо оно-венец творения, что воспринимаеться им как должное, не подлежащее сомнению.

zvezdochet2009, 20 мая 2020 г. в 19:51

Лучший роман Курта Воннегута как писателя широкого формата без жанровых ограничений. Автобиографическая вещь, куда писатель выплеснул всю свою горечь и ужас от пережитой однажды бомбежки Дрездена в период Второй мировой войны. Будучи призванным в армию США, Воннегут попал в плен и работал на нацистов на скотобойне номер пять, и когда американская авиация высыпала на мирный немецкий город пачку бомб, попал под раздачу вместе с такими же бедолагами.

Лучшие новые сюжеты придумывает жизнь, и книга Воннегута наверно самый яркий тому пример. Ярко выраженное антимилитаристское произведение, где осуждается не просто нацизм, но и все ужасы войны в принципе. Получив очень эффективную прививку от бряцания оружием, писатель твердо понял, что такое ужасы войны – смерть, смерть и еще раз смерть, холодное дыхание которой мог ощутить на себе каждый из ни в чем не повинных граждан города Дрездена.

Детей бросили на скотобойню, это действительно был крестовый поход, но совершенно непонятно против кого. Иногда градус безумия и фантазии в тексте переходит все мыслимые границы и в такие моменты роман читается как безумное откровение жреца технотронного века, вооруженного иронией по самое «не хочу».

Альтер эго писателя – Билли Пилигрим, инфантильный, апатичный паренек, от лица которого ведется повествование, ставшее рупором пацифистской литературы второй половины двадцатого века в Америке и занесенное даже в список запрещенных книжек.

Воннегут вводит в романе и фантастический элемент. Так, у него существует планета Тральфамадор, обитатели которой воспринимают время как пространственную координату, то есть для них оно раз и навсегда дано в едином виде, и нет разницы между прошлым, настоящим и будущим. Фантастическая идея еще больше усиливает основную тему произведения, в контексте чего война со всеми ее ужасами оказывается объективным фактом и частью человеческой природы.

Читайте также:  Самые популярные рэп исполнители 2020 года

А вот это очень грустно. Потому что, как ни крути, человечество не может существовать без насилия. Но главная трагедия заключается в том, что начинают войны одни, а расхлебывать ее последствия приходится совсем другим людям, почти детям, вынужденным отправляться в неведомые крестовые походы за собственной смертью или просвещенным безумием.

Причудливая фантазия, реальные факты и тонны иронии сочетаются в прозе Воннегута дремучим коктейлем первоклассной умной литературы.

Рекомендуется к прочтению для всех категорий читателей.

gvandr, 28 октября 2018 г. в 18:42

Вот так сходу трудно сказать о чем все же книга. Об авторе, о Билле Пиллигримме, о путешествиях во времени, о бомбардировки Дрездена, о войне, о мирной жизни, о сумасшествии и фатализме, о философском взгляде на жизнь. Книга обо всем и ни о чем. Она полна деталей, образна, хаотична, оставляет странное послевкусие, но не добавляет понимания, о чем же ты прочел.

Своей рваностью и хаотичностью повествования книга напомнила Уловку-22 Джозефа Хеллера, только у Хеллера минисюжеты были разорваны по времени, но связаны людьми эскадрильи, их переплетением жизней, а здесь связью является вся жизнь Билли Пиллигримма, по временной линии которой мечется его сознание, возвращаясь то в детство, то на войну, то в послевоенное время. Напомнила также переданным ощущением бессмысленности, неоправданной жестокости войны и одновременной ее беспощадности к простым людям.

В книге нет сильного акцента на чудовищность событий, пережитых автором, а бомбардировку Дрездена (по разным источникам погибло от 25 тыс. до 130 тыс. населения) по другому как чудовищным событием назвать нельзя, есть только образность описания. Короткими емкими предложениями автор передает мысли Билли и описывает окружающую его действительность, временами жуткую. Сам Билли, да и я его глазами смотрел на войну, окружающих его людей как будто сквозь стеклянную стену, отрезающую от действительности. И чудовищность происходящего понимается косвенно, через переданные образы. Наверное по-другому никто и не сможет воспринять столь трагичные события, слишком далеко от нас они происходили и в во времени и в пространстве.

Воннегут? придумал странную,увлекательную и пугающую идею оторванности сознания от реальной твоей жизни. Как будто ты многократно смотришь фильм и уже знаешь все наперед, знаешь чем все кончится, на какой минуте какое событие произойдет и ты можешь в любой момент перематывать и пересматривать любимые моменты фильма. А теперь представьте, что этот фильм ваша жизнь, она предопределена, вы ее уже прожили и все что вы можете путешествовать по своей памяти, как главный герой и проживать отдельные моменты своей жизни повторно. Из книги сосем неясно, то ли Билли тронулся после чудовищных событий в своей жизни и таким способом уходит от реальности, то ли его действительно похитили тральфамадорцы и научили путешествовать сознанием по своей жизни.

Пишу отзыв, мысленно пробегаюсь по прочитанному, лучше понимая свои ощущения и возможно желания автора, попытавшегося таким образом передать читателю, что он был непосредственным участником войны, попал в плен и выжил Дрезденской бомбардировке. Наверное не стоит искать в книге смысл, а просто стоит вместе с Билли и автором посмотреть фильм о его жизни. Наладится прекрасными моментами, ужаснутся чудовищным и понять, что часть книги не вымысел, а горькая правда. Это было и прошло, и никто в мире не может изменить уже случившуюся историю. Печально, но войны как были, так и есть на планете, и рядовой житель повлиять на это никак не может. Есть времена и моменты которые просто нужно пережить.

vfvfhm, 02 марта 2018 г. в 21:32

Это наверно самая грустная книга Воннегута. Что может быть смешного в «конце света»? Поэтому, хоть автор и много шутит по ходу своего рассказа, смеяться или даже улыбнуться мне не захотелось ни разу. Не то было 15 лет назад ,когда я первый раз прочитал этот роман. Сам был молодым циником, любителем постмодернизма и фанатичным западнистом. Тогда я хохотал над книжкой до упаду, теперь не до смеха. Человечество долго еще будет балансировать на грани выживания и никакого светлого будущего ни мое поколение, ни пара следующих не дождется.

Поражают, как всегда, точность аналитики и прогнозов. Это касается, прежде всего, Сан-Лоренцо. Блестяще описано положение и судьба всех вассалов США. Начиная с Небесной сотни. тьфу. со Ста мучеников за демократию и заканчивая засилием ложных сект, которые сводят с ума тех, кто еще хоть что-то соображал. «Выборов президента никогда не было». Нашим не-братьям почитать бы, да поучиться уму-разуму у одного из умнейших людей 20 века, но где там. Нужно бежать на площадь поскакать, поубивать стариков и детей.

Но у нас есть время читать ,что и делаем. Книга писалась в самые мрачные дни Карибского кризиса. Это было дно политической и социальной паранойи, очень точно зафиксированное Воннегутом. От этого необходимо отталкиваться, чтобы и впрямь вся история человечества не обернулась идиотской шуткой с нелепым финалом.

Alakuloinen, 28 апреля 2017 г. в 21:55

Если кому-то придёт в голову издать книжную серию «Библиотека мизантропа», то эта книга, безусловно, окажется там в первых рядах, ибо в ней есть полный «джентльменский набор», начиная с хлёсткой бессмысленности названия и кончая желчным экстерминатусом безответственного человеческого рода. Проблема лишь в том, что ни один мизантроп такую литературу в жизни не полюбит, даже если горячо поймёт и поддержит автора. Все междустрочья данной книги буквально вопят: «Не вздумай всё это любить! Не вздумай тут никому сострадать, переживать катарсис и выносить высокую мораль! А если тебя всё же угораздило этот роман полюбить, зафанатеть, перечитать N раз и вписать в своё жизненное кредо, то ты такой же олух, как большая часть его героев».

Роман где-то изобилует и даже подкупает своей окрыляюще меткой сатирой, своей нескучной философией, своей как будто даже принципиальностью. но стоит расфокусироваться, и проступает банальное брюзжание душевно травмированной натуры. Автор пытается показать инфантильность ученых, но, к счастью, тот, кто знает о науке и учёных дальше поп-культуры, увидит лишь огульную инфантильность отношения к учёным самого автора (или его «лирического героя»). Проще говоря, рассказчик буквально гордится тем, что ничегошеньки не знает и знать не хочет о настоящих учёных, да и, что скрывать, о значительной части обычных людей. Однако, не ведая о предмете ничего, кроме отдельных примеров, он, как заправский учёный, умудряется по точкам построить правдивую, эффективную и болезненно фотореалистичную модель нашей действительности. Не это ли гениальность?

В общем, «Колыбель для кошки» — безусловная веха в литературе и, безусловно, заметный острый угол на полигоне всей человеческой культуры, так что низкую оценку тут никак не поставить. А любить — нет, книга мне не понравилась.

Клован, 26 июля 2016 г. в 08:44

Так получилось, что это произведение одного из любимейших моих авторов я прочитал последним. Теперь, спустя несколько лет, взявшись наконец перечитать всего Воннегута (очень полезное занятие — читать одного автора помногу, и в хронологическом порядке — помогает понять ход его мысли, развитие, взросление, если хотите — конечно, это касается только настоящих писателей, а не коммерческих бумагомарателей), эта книга заняла должное по порядку место, вслед за «Утопией 14» и «Сиренами Титана». И, если первое было вполне себе удачной пробой пера будущего Мастера, а второе получило чуть больше популярности и известности, чем, возможно, заслуживало, из-за того, я думаю, что является единственной стопроцентной фантастикой в творчестве Воннегута, то вот «Мать Тьма» стала открытием «настоящего» Воннегута — автора предстоящих шедевров «Колыбель для кошки» и «Бойня номер пять».

Здесь впервые появляется основной мотив всего творческого наследия Курта Воннегута, который можно выразить его же гениальными словами: «Такие дела». Он не ищет и не предлагает никаких путей, он просто рассказывает истории. Причем рассказывает так, как только он один и умеет — с легкой грустью, но никого не обвиняя, «просто люди вот такие». Ярчайший пример такого монолога встречается сразу, в предисловии, в отрывке о бомбардировке Дрездена — «Нас отправили в убежища откапывать тела сгоревших и выносить их наверх. И я увидел много разных типов германцев в том виде, в каком их застала смерть, обычно с пожитками на коленях. Родственники иногда наблюдали, как мы копаем. На них тоже было интересно смотреть. Вот и все о нацистах и обо мне» —

А сюжет? Сюжет не более и не менее интересен, чем любая другая история из этой книги (а их немало), взять биографии четырех охранников Говарда У. Кэмпбэлла-младшего — по любой из них можно написать отдельный роман, где главным героем станет, например, польский еврей Бернард Менгель, вешавший коменданта Освенцима, а затем охранявший и этого самого Говарда, главного пропагандиста рейха. Итак — некий американец, проживший большую часть жизни в Германии и женатый на немке, драматург и поэт, становится сверхсекретным агентом американской разведки и под видом пропагандистских антисемитских речей по радио передает сведения, неведомые ему самому. И настолько вживается в роль нациста, настолько преуспевает на поприще пропаганды, что становится важным военным преступником, и разыскивают его с неменьшим рвением, чем Эйхмана. От имени этого преступника и ведется неспешный и спокойный рассказ. Постепенно открывается, что Говарду не казалась очень уж серьезной эта его деятельность в качестве нацистской «радионяни», что главным в его жизни было «государство двоих» с женой, а все, что вне их отношений — чушь и блажь. И когда многочисленные обожатели либо ненавистники говорят ему о той роли, что сыграли в войне эти его радиопередачи, он даже не удивляется, он просто отмахивается от них. Ведь главная мысль Воннегута — такая сильная ненависть, как у О’Хара, сержанта американской армии, взявшего в плен Говарда, превратившаяся в паталогию, становится просто смешной. Потому и кончил он (О’Хара) свою мстительную миссию столь негероически, и этот ход наверняка вызвал у американских читателей волну протеста — как же, герой войны, освобождавший концлагерь, выставлен жалким посмешищем. Сам автор, переживший в войну и плен и жуткую бомбежку Дрездена, постоянно во многих книгах повторяет, что не чувствует ненависти ни к немцам, державшим его в плену, ни к американцам, сжегшим целый город мирных жителей. Он одинаково сочуствует и пилотам «Энолы Гей» и японцам там, внизу.

Кстати, «Мать Тьма» стала неким повторением «Сирен Титана». Так же, как Уинстон Найлс Рэмфорд из хроно-синкластической инфандибулумы является Малаки Константу — к Говарду У. Кэмпбэллу приходит майор Фрэнк Виртанен и круто меняет всю его жизнь. На другом уровне, но суть та же — за выполнение поставленной задачи герой не получит никакой награды, потому что все равно задачу эту он так или иначе выполнит, все предопределено. И, как Малаки, вернувшийся на Землю, одновременно является и объектом поклонения и главным жупелом для выражения всеобщей ненависти, так и Говард становится и национальным героем и врагом номер один. И оба с легкостью несут эту ношу. Такие дела.

eev, 13 февраля 2016 г. в 02:39

Что отличает Воннегута от многих других писаталей — появляется, при прочтении, ощущение что он с тобой разговаривает, просто болтает за бутылкой виски и сигарами. Как и в «Порождении тьмы ночной» весь смысл/мысли раскрывается просто в нескольких абзацах, невзначай. Как к примеру разговор с женой друга. Про школьниц в душе.

Ко всему уже написанному в других рецензиях хотелось бы добавить следующее. Уже задавали вопрос, почему таким стилем, почему просто было не расказать о Дрездене, глазами самого писателя? Мне кажется Воннегут дал на это ответ в начале — он не мог этого сделать, он не знал как написать про то что он увидел. Наверное поэтому и такой стиль книги..

Тиань, 07 мая 2014 г. в 19:40

Совершенно восхитительная вещица о жизни, любви, творчестве и здравом смысле.

Главные герои — личности-антиподы. Он не способен жить в реальности, но обладает даром перевоплощаться в вымышленного сценического персонажа. Она — приземленная, и на сцене может изобразить только саму себя настоящую. Они кажутся несовместимыми. Но, если влюбленная женщина в ладу со здравым смыслом, она способна творить чудеса.

Он не может любить реальную женщину, бездеятелен и инфантилен. Романтичная особа взялась бы перевоспитывать избранника и купаться в собственном несчастье. Женщина со здравым смыслом подходит к решению задачи творчески и просто дает любимому то, что ему нужно — сценический образ с соответствующей эмоциональной окраской. И сама при этом ничего не теряет. Ведь полюбила-то не безликого серенького мыша, каковым герой является в своей собственной реальной ипостаси, а яркого брутального персонажа, в которого он перевоплощается в театральной роли.

Если вся жизнь — театр, надо всего лишь подобрать друг для друга правильные роли. И будет обоим счастье. Причем не скучное. Ведь роли периодически можно менять.:-)

Я получила истинное удовольствие от знакомства с героиней рассказа. Нравятся мне неромантичные особы, способные найти нетривиальное решение житейских проблем.

Elessar, 22 сентября 2013 г. в 20:56

Теперь я понял, почему к нам не прилетают инопланетные захватчики, знаете, вот как в голливудским постановках об уничтожении человечества. Мы уничтожим себя сами, чего, как иногда кажется, мы вполне заслуживаем. История человечества — это неразрывная цепь жестокости и кровопролития. 13 февраля 1945 года небо над Дрезденом сломалось, и ад спустился на землю. Для Воннегута, пережившего эту бойню, руины Дрездена стали чем-то сакральным, точкой невозврата. Но для человечества это лишь очередное звено цепи. Дрезден в огне. Константинополь в огне. Нагасаки в огне. Бойня всегда рядом, незримо присутствуя в нашей жизни с рождения до смерти. Коммунисты, фашисты, милитаристы-имперцы. Десятки, сотни бритвенно-острых граней, отделяющих своих и чужих. Пролившаяся огненным дождём смерть уравняет всех, в ней все неразличимы, обугленные куски мяса, вплавленные в камень. Уважаемых господ президентов, канцлеров, премьер-министров, шейхов и прочих нужно свести на бойню и заставить резать беззащитных животных, одурманенных снотворным. Тех, кому это понравится, нужно будет навсегда изолировать от всякой должности, хоть чуть более ответственной, чем кондуктор в трамвае. Тех, кто сломается, отправить сажать розы в парках. Оставшимся я рискнул бы доверить наше будущее, как рискнул бы доверить его Воннегуту, пережившему гекатомбу в сто тридцать пять тысяч душ. Такое не забывается. Никогда.

Транд, 16 мая 2013 г. в 14:41

Наверное, не стоило мне читать эту книгу в детстве, наверное, после она предстала бы совсем иначе, трагичнее, глубже, но там, в детстве, она дала такие хорошие и правильные мысли, что боюсь перечитывать, вдруг на самом деле все было не так. Я помню ее, как два отдельных текста – в первом по стенам темных пещер иных планет ползали фосфорицирующие существа, а в воде, изваянные из камня (кажется) плавали, как живые, самые красивые на свете сирены. Это очень подбадривало в процессе чтения второй части, совсем не детской. Вот как она представилась мне тогда. Был удачливый человек, который заработал много денег и возвысился над миром. Был другой человек, который хотел быть богом и стал им, изменив мир и сломав судьбу того, первого. А еще был маленький инопланетянин, который летел, чтобы поприветствовать далекую галактику, у него сломался корабль и его соотечественники создали всех нас и того богатого человека, и второго, который хотел стать богом, и всю нашу историю, пирамиды, богов и большие города – чтобы мы создали ту самую сломанную детальку. Наверное для взрослого человека, как и для того героя, что стал богом – такой поворот это отчаяние, крушение. А мне, ребенку, удалось извлечь из него одно простое правило – надо жить так, что если вдруг окажется, что вся наша цивилизация создана ради чьего-то «привет» в далекой галактике, то в твоей жизни это ничего не должно изменить. То есть если в таком случае, жизнь не потеряет радость и смысл, значит, ты живешь по-настоящему. И благословила во мне эту идею фраза из самого начала книги: «Просто кто-то там, наверху, хорошо ко мне относится».

Alex Kolz, 25 января 2013 г. в 13:17

Никогда бы не подумал, что с такого странного ракурса, с такой удивительной точки зрения можно изобразить войну и историю. Один из самых гуманистических романов, где о гуманизме то и не так много говорится. Сильнейший антивоенный роман, где самой войны не так уж и много.

Странствования по времени в произвольном порядке одного довольно пустого человека. Какие-то достаточно нелепые инопланетяне. И тут же страшная катастрофа Дрездена. Жестокость и самая легкая ирония. Ужас и забава. Настолько все нелепо, но настолько все хорошо и гармонично подано, что вот она — наша жизнь и наша история.

Почему-то не удается разложить этот роман по полочкам даже для себя. Он вызывает бурю эмоций и эмоции-то эти очень сложно понять. Этот роман нужно обязательно прочитать.

redmarie, 16 августа 2012 г. в 21:20

Какими только не бывают компьютерные вирусы. Вот, у К.Воннегута это — ЛЮБОВЬ! Заразившийся компьютер стал страдать синдромом Пиноккио и почил в желаниях о теле из протоплазмы и мечтах об ответном чувстве.

Писатель говорил: «Подлинные эмоции и чувства, а не игра со словами, должны быть наиболее захватывающим и привлекательным элементом вашего стиля.» Автор в рассказе не отступает от своего тезиса. ЭПИКАК в болезни получился такой романтичной. личностью. Практически бесконечно умен и образован в лучших традициях английского языка, но по-машинному неопытен. Человек, разумеется, не преминет воспользоваться подвернувшейся возможностью: неискоренимый стереотип «машины созданы, чтобы служить людям». Компьютер, конечно, мужчине не соперник (хотя девушку никто и не спрашивал), зато в нравственном плане человек оказался не на высоте. Информация к размышлению.

Undefeat, 30 апреля 2012 г. в 18:38

Я редко пишу отзывы о романах, которые мне нравятся, я им всегда ставлю 10. Но вот «Сирены Титана» вызвали у меня множество негативных ощущений. Я решил прочитать этот роман, потому-что мне понравилась «Утопия-14», которую я читал очень давно.

Начало «Сирен. » было вполне интригующим, но дальше мне становилось читать все скучнее и скучнее. В сюжете совершенно никакой интриги, раздражительный стиль повествования, совершенно абсурдные и ужасно проработанные отношения между людьми. Идея все безразличия творца вполне неплохая, но тогда логичней было бы предположить не существование творца вовсе. Я не понял, к чему вел автор, раскрывая свою идею. К тому, что все случайности, кажущиеся божьим промыслом на самом деле и есть бессмысленные случайности?

В финале немножко юмора добавил смысл существование человеческой цивилизации. Окончание сюжетной линии, где

На счет новой религии тоже не совсем все понятно.

Сама идея на счет смысла человечества немножко смахивает на «Путеводитель для путешествующих по галактике автостопом».

В общем, роман я дочитал с трудом, после него остались только негативные эмоции.

Vladvik, 22 апреля 2012 г. в 16:27

Никак не возьму в толк, почему роман «Балаган, или Конец одиночеству» менее популярен, чем, скажем, «Колыбель для кошки», «Бойня №5», или какая другая книга Воннегута – в целом-то произведения примерно одного уровня, а кое в чем «Балаган» даже лучше. К примеру, читается он гораздо легче других творений Воннегута. Хотя вообще все идут влет! Но здесь вообще нечто: вроде бы только сел читать, а тут – БАЦ! – уже финал!

Роман смог меня удивить. Прочитав короткую аннотацию, я не сомневался, что книга мелодраматична, трагична, и, что особенно прискорбно, скорее всего, уныла. Но нет, при прочтении никакого уныния, никаких мелодрам обнаружено не было! Трагичность была, да, но исконно воннегутовская. Смех сквозь боль и слезы. И черт, не уныло совсем!

Сцена за сценой – все интереснее. Не успеваешь удивиться одному, как появляется что-то другое, еще более неординарное. Есть здесь место гениям, утопиям и антиутопиям (даже нескольким), мировой катастрофе, постапокалипсису, инопланетянам, всевозможнейшим изобретениям, теориям мироздания, насмешкам над всем и вся, начиная Америкой во всех ее аспектах, а заканчивая целым миром. Вот уж верно балаган! Название Воннегут подобрал что надо.

Второе название — «Конец одиночеству» — не менее в точку. Основной вопрос романа как раз в том, как бороться с одиночеством? Предложенный героем Воннегута метод очень даже интересен. Есть в нем толика безумия, но и здравость есть. Однако дать ему оценку я не берусь. Отношение Воннегута к методу своего героя тоже далеко не однозначно. Многое, конечно, расставляет по полочкам финал, но ничуть не меньше приходится осмысливать самостоятельно.

«Балаган, или Конец одиночеству» хочется порекомендовать всем и каждому, но сделать это будет в высшей степени безответственно. Скажу иначе. Рекомендую всем, кому понравился любой другой из романов Воннегута, а так же поклонникам Стругацких и Шекли! Не шибко широкая рекомендация, но, наверное, самая правильная. А вообще взглянуть хоть одним глазком советую всем. Вдруг зацепит.

rusty_cat, 27 марта 2009 г. в 12:38

Если бы читал книгу в бумаге, наверное, так бы и отложил. Не потому что плохо, а потому — что трудно.

Роман Воннегута — не фантастика, а скорее альтернативная история для читателя 2009 года. История, ставшая реальностью с изобретением Льда-9.

Фантастическая альтернативная история, помноженная на реализм повествования: американские городки, эпизоды истории, атомная бомба, мировая война. и к финалу читатель движется по реальности н-цатых годов Америки, будто участвует в некотором роад-муви: остановки, встречи, разговоры с людьми, мозайкой складывающееся повествование из эпизодов двигающих сюжет и деталей, наполняющих его слоями-слоями-слоями. до бесконечности.

Повествование КВ нельзя назвать затянутым, оно просто — другое. Иное. Для иной обстановки, иного времени, иного настроения, нежели бесконечная спешка из дома на работу в хаосе информационных технологий, СМИ и всего остального.

Идея Льда-9 для 1963 года еще не столь актуальна, и работает с опережением, ведь Лед-9 — это по сути нанотехнологии, развитие которых наиболее бурно протекает лишь в последние годы. Поэтому роман КВ — хороший повод задуматься об этом.

Что мне больше всего не понравилось в романе: перевод стихов. Не знаю, как человек, начинавший писать со стихов и лишь затем, перешедший в прозу, я очень остро воспринимаю всякие угловатости слога, а в переводе стихов таких шероховатостей и вольностей очень много.

Роман не показался ни смешным, ни даже забавным. Видимо я сразу смотрел в глубину шуток Воннегута, и видел их трагичный подтекст. Определение «смех перед концом света» как нельзя более подходит к юмору романа.

Как оказалось, это мой первый роман КВ и, может быть, следующий роман будет для меня чуть более близким, узнаваемым.

Хочется также отметить, что вольно-невольно при прослушивании КдК у меня возникали ассоциации с «Мы» Замятина. В первую очередь благодаря структуре: у ЕЗ — каждая глава предваряется «конспектом», а названия глав КиК как раз и представляют собой подобный конспект.

Могу сказать точно, роман КВ — это роман для повторного прочтения. Вряд ли сейчас, но когда-нибудь я буду готов снова погрузиться в историю Льда-9.

Shab13, 16 марта 2021 г. в 18:57

Лирическое вступление. Друг однажды посоветовал использовать для фона работы подкасты. Так и работать не скучно, и может информация интересная проскочит. Я слушал Kuji Podcast, в котором ведущие, во время разговора, обсуждали геноцид в Руанде 1994 года. Они говорили о дикторах на радио, которые, в форме шуток, призывали к расправе. Я остановился, прислушался. В этот момент Андрей Коняев, один из ведущих, и рассказал о романе своего любимого автора, Курта Воннегута, в котором известнейший пропагандист-антисемит оказался шпионом. Вот так я узнал о «Матери тьме».

До этого момента, из Воннегута читал только «Бойню номер 5…» и слушал рассказ «Танасфера». Маловато, знаю. В необозримом будущем маячила «Колыбель для кошки» (меня, почему то, до сих пор пугает это название). «Мать тьма» — очередное прикосновение к классике, и, хочу заметить, весьма успешное.

Роман – автобиография Говарда У. Кемпбэлла-младшего, который ждет суда в Иерусалимской тюрьме. Кэмпбэлл рассказывает о том, как был самым верным и самым лучшим пропагандистом Гитлера, и вместе с тем – самым успешным шпионом США. Каждая его передача была шифровкой, содержания которой он не знал. Параллельно воспоминаниям идет рассказ Кэмпбэлла о послевоенной жизни в Нью-Йорке.

Мне очень нравится начало романа. Кэмпбэлл рассказывает о своих четырех охранниках в Иерусалимской тюрьме. Первому 18 лет, он не видел войны, он не выезжал за границу Израиля; второму примерно 48, он два года провел в Освенциме, и его гложет стыд за то, что добровольно вызвался в команду уборщиков трупов, сам не знает почему; третий, когда началась война, подделал документы и вступил в венгерскую СС, откуда помогал своим, он симпатизирует Кэмпбэллу; четвертый участвовал в повешении Гесса, коменданта Освенцима, и ничего не почувствовал.

Хотя это художественный роман, то тут, то там, читатель вместе с Кэмпбэллом встречает известных персон. Кэмпбэлл знал Гесса, Геббельс был его непосредственным начальником, он получил письмо от Гитлера, в заключении встречал Эйхмана (очень сильный эпизод).

Лучше всего о себе, и о своем произведении, говорит сам Кэмпбэлл в посвящении:

Я бы предпочел посвятить ее какому-нибудь знакомому лицу – мужчине или женщине, широко известному тем, что творил зло, говоря при этом себе: «Хороший я, настоящий я, я, созданный на небесах, – спрятан глубоко внутри».

«Мать тьма» достаточно тяжелое произведение. Оно читается легко, главы небольшие, стиль, если можно так сказать, рубленый. В книге нет ничего лишнего. Но на читателя давит осознание трагедии Холокоста. И на фоне этого кошмара – драма человеческой жизни, драма Говарда У. Кемпбэлла-младшего, который настолько хорошо делал свою работу, что превратился в чудовище для всего мира, который отдал все и не получил ничего. Это книга о зле настолько большом и чудовищном, что с ним невозможно смириться, даже если творил зло во благо. Стоит ли говорить, что хэппи энд тут не предусмотрен?

ужик, 11 декабря 2017 г. в 12:21

Я с большущим удовольствием прочитала этот роман. Как всегда, Воннегут остроумен, скор на расправу, саркастичен, парадоксален, местами даже смешон, но смех этот сквозь слезы.

Кому-то основной посыл романа, как его часто позиционируют «ответственность ученых за свои изобретения (вроде атомной бомбы)» покажется избитым и затасканным. А у меня вот получилось как-то взглянуть на это шире, что ли.

Истории Фрэнка, Ньюта и Анджелины, в руках которых сосредоточена власть уничтожить целую планету. От этого веет какой-то жуткой пародией на всем нам известные сказки. Вроде вот тебе лампа с джином и три желания, что ты загадаешь? А если тебе предложат ее обменять на исполнение твоего самого заветного желания? Отдашь не раздумывая? И чего же ты захочешь? Любви? Власти? Признания? Вроде бы все это уже было, а вот актуальности ну никак не утратит!

Мы живем в 21 веке. Люди летают в космос, изобретают автомобили с автопилотом, аэротакси, повсеместно распространена мобильная связь и т.д. и т.п. А еще целые народы воюют.

«Зрелость, как я понимаю, это способность осознавать предел своих возможностей.»

Не знаю более горькой и более точной фразы.

Дети в песочнице.

vfvfhm, 24 июля 2017 г. в 22:26

Только и остается удивляться, какие мощные, энергичные тексты способен был ваять КВ в возрасте за 60. После уныловатых Рецидивиста и Малого-не-промах прямо какая-то «возвращенная молодость», о которой мечтал отец рассказчика данного романа — Килгор Траут. У Воннегута она случилась, в творческом хотя бы смысле.

Это, конечно, Великая Литература и кристально чистый образчик постмодернизма, по форме и содержанию. Форма — совершенно деконструктивный рассказ о распавшейся реальности, идея — все пропало, но жизнь все-таки лучше смерти, даже если ты призрак в возрасте миллиона лет.

Хотелось бы отметить несколько особенно понравившихся моментов.

Редкий жанр — предапокалиптика. Действие происходит за несколько дней до того, как все накрылось большим медным тазом и человечество почти вымерло. Это позволяет КВ выстроить очень напряженный и увлекательный сюжет.

И вот — сюжет. Потрясающе ловко скроенная из тысяч фрагментов, каледоскопически сменяющих друг друга хронотопов. И Гай Ричи с Тарантино не смогли бы сделать круче. Они просто нервно курят, это фактически готовый сценарий для одного из их блокбастеров и очень бы хотелось увидеть его экранизацию.

Очень высокий критический пафос романа. Антивоенный, антикапиталистический, моралистический. Воннегут не боится вещать во весь голос. Он говорит о слишком важных вещах, чтобы стесняться, жеманничать или политкорректничать. Глубокий ум и сокровенное знание жизни видно в каждой строке.

Одна из самых необычных фигур рассказчика этой истории. Пародия на всемогущего и всеведующего автора романов 19 века.

Финал — как бы оборванный на полукрещендо. Который не успокаивает закрытой обложкой книги, а наоборот будит мысль и витальные силы читателя.

Итог — один из лучших романов великого писателя прошлого века.

Источник