Меню

Операция колибри рейтинг кинопоиск



«Операция «Колибри»»: Рецензия Киноафиши

Неудавшийся триллер о гримасах капитализма, в котором Джесси Айзенберг и Александр Скарсгард прокладывают оптоволоконный кабель из Канзаса в Нью-Йорк.

Двоюродные братья Винсент и Антон Залески, выходцы из семьи советских иммигрантов, работают в компании, которая занимается высокочастотным трейдингом. Залог успеха здесь – скорость. Ну и эффективные алгоритмы, конечно. Возглавляет фирму суровая латиноамериканка Ева Торрес (Сальма Хайек), которая нанимает только самых лучших и потому процветает. Однако Винсент (Джесси Айзенберг) больше не желает работать на начальницу. Он находит инвестора под собственный проект – прокладку оптоволоконного кабеля от Канзасской товарной биржи к Нью-Йоркской. Это позволит ему получать котировки всего за 16 миллисекунд, что на долю мгновения быстрее, чем у конкурентов.

Винсент в проекте отвечает за финансы и технические работы. Информационным обеспечением занимается Антон (Александр Скарсгард), гениальный программист. Это он в одной из сцен объясняет случайной собеседнице, что 16 миллисекунд равны взмаху крыла колибри (отсюда и название фильма). Но пока братья мечтают о миллионах, Ева Торрес не сидит сложа руки. Она берется за разработку другого стартапа, который преследует те же цели – ускорить передачу информации. Кроме того, у Винсента и Антона быстро возникают проблемы. Их кабель должен пройти по идеальной прямой линии, а значит, на каждом участке надо договариваться с собственниками земли.

Прокладка кабеля – не самое кинематографичное занятие, поэтому создается полное ощущение, что сюжет фильма основан на реальных событиях. Это подтверждает и блеск в глазах Джесси Айзенберга, который ведет себя так, будто снова изобретает Фейсбук, как в «Социальной сети» Дэвида Финчера. Первые сомнения закрадываются в тот момент, когда зритель попадает к родственникам героев. Быт выходцев из Советского Союза воссоздан небрежно даже для американского фильма. Реальностью тут и не пахнет.

На самом деле «Операция «Колибри» от начала до конца — выдумка режиссера Кима Нгуйена. Однако он настолько тщательно пытается это замаскировать, что вместо человеческой истории в какой-то момент начинает рассказывать историю кабеля: в кадре регулярно что-то копают и бурят. Это отражается и на других визуальных образах. Когда один из героев попадает в больницу, в рот ему многозначительно ползет трубка для фиброгастроскопии. Тоже, между прочим, оптоволоконная.

Актеры при этом выкладываются так, будто играют в первоклассном финансовом триллере. Айзенберг привычно хорош в роли болтливого ботаника, Хайек, которой сценарий не предлагает ничего выдающегося, строит весь образ на многозначительных взглядах через модные очки. Лучше всех выступает Скарсгард, убедительно перевоплощающийся в сутулого лысоватого нерда – кто бы мог подумать, что он на такое способен. Его безумный танец под Beastie Boys – лучший эпизод фильма (жаль, что у создателей «Операции «Колибри» не хватило терпения, и они раскрыли этот козырь еще в трейлере).

Чем дальше скользит пресловутый кабель, тем быстрее фильм теряет свой запал. Симпатии режиссера вовсе не на стороне героев, прорубающих путь к американской мечте. Ему гораздо ближе противостоящие им амиши — религиозные консерваторы, которые считают, что миру совершенно не нужно никуда ускоряться. Разъедающий общество капитализм в «Операции «Колибри» прямо сравнивается с раковой опухолью, медленно убивающей человеческое тело, а главными ценностями открыто провозглашаются дружба, любовь и семья. Спорить тут не с чем, но и учиться нечему. Уж лучше бы Нгуйен и дальше продолжал разговор про кабели. Он у него получается куда увлекательнее, чем рассказ о людях.

Источник

Авторизация

Отзывы и рецензии на фильм Операция «Колибри»

The Hummingbird Project

В России — 3 октября 2019 года (Capella Film)

Мировая — 8 сентября 2018 года

111 минутКанада, Бельгия, Item 7 , Belga Productions Режиссёр Ким Нгуйен Актёры Джесси Айзенберг , Александр Скарсгард , Сальма Хайек , Майкл Мэндо , Йохан Хелденберг , Аиша Исса , Марк Слэк , Сара Голдберг , Фрэнк Скорпион , Кваси Сонгуи Композитор Ив Гурмер Продюсер Пьер Ивен Сценарист Ким Нгуйен

7 рецензий на фильм «Операция «Колибри»»

Строго говоря, «Операция „Колибри“» — фильм о двух мужчинах, которые двигаются из точки А в точку Б. Что в пересказе звучит, может быть, не слишком увлекательно, но смотрится на одном дыхании.

Смотреть на то, как полтора часа на экране роется гигантский туннель, будет интересно разве что людям, непосредственно причастным к сфере — биржевой или бурильной — все равно. Обычным смертным эта история вряд ли покажется увлекательной, и, что.

В «Операции «Колибри» много копают. Через горы, через реки, через принадлежащие частным лицам участки, через леса и города. Копают, копают, копают. Иногда, правда, на пути встречаются разного рода препятствия. И тогда не копают, перестают. Но затем.

Моментами фильм интересен, но режиссеру не хватило мастерства, чтобы превратить выбранную им тему в целостную хорошую драму.

Кино распадается на отдельные эпизоды и образы, которые трудно назвать ключевыми для сюжета и понимания истории.

В полностью выдуманной истории канадец Ким Нгуен, указывает на конкретное время, 2011 год, и встраивает картину в контекстуальное многообразие недавних иронических зарисовок про Уолл-стрит, от “Волка” Мартина Скорцезе, до “Игры на понижение” Адама.

Источник

Рецензия на фильм «Операция «Колибри»»

До российского проката добралась производственная драма с Джесси Айзенбергом и Александром Скарсгардом в главных ролях. Дмитрий Молчанов считает, что картина об одержимости высокочастотным трейдингом вышла недостаточно убедительной.

2011 год. Винсент Залески (Джесси Айзенберг) и его кузен Антон (Александр Скарсгард) занимаются высокочастотным трейдингом в компании, которой руководит агрессивная и эффектная бизнес-леди Эва Торрес (Сальма Хайек). Начальница братьев славится тем, что меняет работников как перчатки, выжимая из них все соки за полгода. Винсента такое положение дел не устраивает, и он договаривается с другим инвестором по поводу собственного проекта: его цель — по идеальной прямой линии (через реки, горы и частную собственность) проложить оптоволоконный кабель от канзасских серверов до Нью-Йоркской биржи, добившись получения информации за рекордные 16 мс. Братья увольняются из компании Торрес, чем приводят ее в бешенство, и бывшая начальница, конечно же, попытается сорвать наполеоновские планы Винсента и Антона. Да и судьба-злодейка внесет свои коррективы.

В одном из эпизодов Антон, тихоня-нерд с чересчур аккуратной (слава гримерам) лысиной, поясняет официантке в кафе, что 16 миллисекунд — это один взмах крыльев колибри. Кроме того, нам расскажут и покажут, что прокладка оптоволокна через Аппалачи сопряжена с немалыми трудностями, а еще сложнее добиться бурения под землей, принадлежащей амишам — потому что им наплевать на компьютеризацию финансового мира, стремление к рекордным скоростям получения котировок акций и прочую чушь. Все это довольно познавательно, но в роли вот такого амиша может себя почувствовать и среднестатистический зритель «Операции «Колибри»» — канадский постановщик Ким Нгуйен, прославившийся в свое время драмой «Ведьма войны», слишком увлекается не самыми захватывающими составляющими жанра производственной драмы, и остается лишь надеяться, что назойливая демонстрация процесса бурения не имеет, по режиссерской задумке, фрейдистской подоплеки. Если серьезно, то в производственной драме как таковой, разумеется, нет ничего дурного и даже скучного, но только в том случае, когда за дело берутся с выдумкой — достаточно вспомнить Мартина Скорсезе с «Волком с Уолл-стрит», Адама МакКея с «Игрой на понижение» и Дэвида Мамета, написавшего сценарий «Американцев».

Нгуйену, увы, не хватает изобретательности, чтобы придать этой заурядной истории характер остроумной притчи об одержимости своим делом, и «Операция «Колибри»» в какой-то момент начинает трансформироваться из «Зодиака» или «Социальной сети» мира высокочастотного трейдинга в байку о тотальном идиотизме, порой неуместно смахивающую на выдающуюся картину Майкла Бэя «Кровью и потом: Анаболики». Кино, старательно мимикрирующее под историю, основанную на реальных событиях, слишком плохо продумано — так же плохо, как и план Винсента и Антона, на осуществление которого ни один вменяемый инвестор не дал бы и ломаного гроша. Персонажи тоже выглядят картонными: Айзенберг по привычке играет энтузиаста-задрота с нездоровым блеском в глазах (привет Цукербергу и Лютору), Скарсгард отчаянно борется с собственной могучей конституцией, изображая сутулящегося гения-невротика, а Хайек время от времени включает латиноамериканский темперамент, что, правда, не слишком помогает ей выглядеть злодейкой. Сказать героям по существу нечего, поэтому приходится перекидываться анекдотами и общими фразами, вылетающими из головы через те самые 16 миллисекунд, за которые тут сражаются не на жизнь, а на смерть.

Читайте также:  Рейтинг городов турции для отдыха с детьми

В результате кино распадается на отдельные эпизоды и образы, которые трудно назвать ключевыми для сюжета и понимания истории: в самом начале — немножко клюквы с музыкальным уклоном (Винсент и Антон — потомки выходцев из СССР, перебравшихся в Америку в 60-е), сверкающая плешь Скарсгарда и пепельные локоны Хайек (с волосами у Нгуйена явно что-то личное); в середине — слишком уж лобовая метафора с медицинским обследованием героя Айзенберга; ближе к финалу — танец Скарсгарда под «Do It» Beastie Boys и потешный эпизод ареста его героя агентами ФБР. Маловато для картины, с первых кадров взявшей претенциозный тон.

Источник

Успеть за 16 миллисекунд: рецензия на фильм «Операция „Колибри“»

Захватывающая и остроумная картина о высокочастотной торговле, которая проходит незамеченной на фоне «Джокера».

Винсент и Антон Залески, кузены русского происхождения, решают быстро и много заработать. Антон — компьютерный гений и невротик — нуждается в деньгах, чтобы купить дом у озера, завести колибри и жить с семьёй вдали от остальных людей, которые его раздражают.

У Винсента, парня посноровистее и посложнее, и запросы посложнее: его волнует не столько прибыль, сколько наглость, с которой её надо добиться. Вот что он предлагает Антону — быстрее всех торговать акциями, проложив кабель между биржами в Канзасе и Нью-Йорке. Напрямую, через горы, реки и национальные заповедники.

Всё это, разумеется, не останавливает Залески — зато Ева Торрес, бывшая начальница Антона и Винсента, доставляет им куда больше проблем, чем ландшафт, и заодно пытается их обогнать.

Строго говоря, «Операция „Колибри“» — фильм о двух мужчинах, которые двигаются из точки А в точку Б. Что в пересказе звучит, может быть, не слишком увлекательно, но смотрится на одном дыхании. Отчасти из-за гонки Залески с Торрес, отчасти потому, что долгий путь, в котором главные препятствия — это не болота или скалы, а ты сам, помогает персонажам раскрыться.

Антон, например, безупречно отвечает за всё человеческое и смешное — где ещё увидишь Александра Скарсгарда лысым, сгорбленным и толстым. Джесси Айзенберг сперва тоже эксплуатирует свою мягкую внешность и много болтает (ну вы знаете). Однако вскоре оказывается, что его Винсент — это чистое воплощение воли.

Следующий абзац содержит спойлер — при необходимости его можно пропустить

Дело в том, что посреди путешествия у Винсента обнаруживаются проблемы со здоровьем. Режиссёр и сценарист Ким Нгуйен, тут, конечно, немного смухлевал, но добился нужного эффекта: герой Джесси Айзенберга до конца остаётся в болезненном напряжении и держит в нём зрителей.

Ещё в фильме превосходные, часто забавные диалоги — и если в сценах, где Скарсгард неуклюже врёт или орёт от страха, хочется ухмыляться, то на рассказе Майкла Мэндо о «позитивном дерьме» хохочешь в голос.

К концу «Операция „Колибри“» уходит в драму, которая, однако, не утомляет. Возможно, из-за того, что фильм идёт всего 1 час 45 минут. Но скорее по иной причине: «Операция „Колибри“» — это талантливая, печальная, умная картина о нашей жизни, которая пролетает быстрее любых финансовых операций — или взмаха крыльев самой маленькой птички.

Источник

Фильм Операция «Колибри»

Братья Винсент и Антон вступают в гонку за многомиллионной прибылью на фондовой бирже. Чтобы опередить конкурентов, им нужно соединить прямым кабелем Канзас и Нью-Йорк, снеся на пути все препятствия. Номинант на премию «Оскар» Джесси Айзенберг («Социальная сеть», «Иллюзия обмана»), лауреат «Золотого глобуса» Александр Скарсгард («Большая маленькая ложь», «Настоящая кровь») и неизменно прекрасная Сальма Хайек в финансовом триллере «Операция «Колибри»» от призера Берлинского фестиваля Кима Нгуйена.

Двоюродные братья и партнеры по работе Винсент и Антон Залески как никто другой знают цену времени. Они занимаются высокочастотной торговлей на фондовом рынке, где купля-продажа происходит в течение доли секунд. Целеустремленный делец Винсент и гениальный программист Антон находят способ, как получать котировки акций на одну миллисекунду быстрее всех в мире. Для этого нужно проложить идеально прямой кабель от Канзаса до нью-йоркской биржи. Предполагаемый доход в случае успеха – 500 миллионов долларов в год. Но на пути у их бесценного кабеля возникает множество препятствий, включая опасную конкурентку – их бывшую начальницу Еву Торрес.

Остросюжетный фильм о высокоскоростных играх на бирже «Операция «Колибри»» можно посмотреть в нашем онлайн-кинотеатре.

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

Сюжет

Винсент Залески беседует с главой Американского холдинга «Кобальт Файбертекс» Брайтоном Тейлором. Речь идет об инвестировании крупной суммы в новый проект – прокладку оптоволоконного кабеля от Канзаса до Нью-Йорка. Это расстояние можно проехать примерно за пару дней. Однако Винсент утверждает, что по кабелю данные пройдут за 17 миллисекунд туда и обратно. Тейлор интересуется: почему ты пришел ко мне, а не к своему боссу Еве Торрес? Винсент: для нее люди – мусор. А вы, я слышал, как-то купили двести башенных кранов по миллиону долларов за штуку после беседы с парнем, который был без пяти минут банкрот. Это правда? Тейлор делает поправку: я взял эти краны вполовину дешевле. Винсент утверждает, что именно за это и уважает собеседника: вы – человек слова. Тейлору нравится предложенный Винсентом безумный план, и приведенные в нем цифры кажутся соблазнительными. Однако он все еще сомневается: откуда мне знать, что ты заслуживаешь доверия? Винсент сравнивает свой проект с машиной времени: вы словно узнаете выигрышный номер еще до начала лотереи. Тейлор: я спрашивал про тебя лично. Винсент рассказывает: в 18 лет я нанялся помощником сантехника, чтобы платить за учебу. Мой босс как-то взял меня в один подвал (помню запах гнили, который там стоял) и велел открутить тяжеленную трубу весом в 50 килограммов. Пока он в уголке попивал кофе, я в одиночку возился с этой стальной махиной за минимальную плату. И вот эта труба падает, бьет меня по голове, я вырубаюсь как миленький. Дальше я открываю глаза и вижу, как надо мной маячит какая-то тень. И этот странный человек говорит мне: Винни, смотри – не потеряй линию. А потом прилетает пощечина от моего придурка-босса. С тех пор те слова будто отпечатались в моей голове. Пока я не проложу эту чертовски важную линию, я не буду знать, что в ее конце.

Кадры новостной хроники. Ситуация на Уолл-стрит стабилизируется. Биржевые спекуляции вышли на новый уровень безумия. Обвалы на биржевом рынке повторяются со времен краха 1929 года.

Корпорация «Торрес и Тэтчер» (Нью-Йорк), октябрь 2011 года. Здесь трудятся кузены Залески, Винсент – трейдер, Антон – программист.

Винсент и Антон встречаются в ресторане с Марком Вега. Марк изучил договор, предложенный Винсентом. Он говорит, что ему еще ни разу не приходилось давать подписку о неразглашении. Винсент утверждает, что ему рекомендовали Марка как настоящего супермена, способного вытащить из любой передряги. Тот интересуется подробностями проекта, который предстоит реализовать. Винсент поясняет: мы хотим проложить 10-сантиметровое оптоволокно от электронной биржи в Канзасе до серверов нью-йоркской биржи в Нью-Джерси. Для этого потребуется пробурить тоннель шириной 30 сантиметров и 1600 километров в длину. Марк: и чего ради? Винсент: наша цель – получить котировки фондового рынка за 16 миллисекунд. Это на одну миллисекунду быстрее всех в мире. Марк: насколько прямой должен быть тоннель? Совсем, бурим все насквозь, и главное – строго по прямой. Марк: а как же болота, реки, горы? Винсент: прямо!

Читайте также:  Рейтинг стран должников мвф

Винсент просит Марка показать документацию по предыдущему реализованному им проекту. Отчет Марка его устраивает, работы были выполнены с опережением графика. Винсент обращается к молчавшему до этого момента Антону, чтобы тот задал вопросы для проверки профессионализма будущего подрядчика. Антон говорит: допустим, нужно проложить тоннель от Стокгольма до Мадрида и пустить по нему оптоволокно. Сколько регенераторов для этого понадобится, учитывая преломление? Марк: должен ли я принимать во внимание кривизну Земли, или я могу копать прямолинейными участками? Если взять самую мощную и дорогую технику, можно максимально спрямить траекторию, копая насквозь и реже выходя на поверхность. Итого: в одном случае длина линии будет 2900 километров, а во втором – 3200.

Братья Залески и Марк Вега становятся партнерами, они оговаривают детали. Винсент предупреждает, что этот проект совершенно секретен: я буду присутствовать на каждой встрече. Никаких посредников, и наш нынешний работодатель не должен ни о чем догадаться. Винсент готов взять на себя заключение договоров с 90 % владельцев земли, а остальных поручает Марку. Тот восклицает: вы, ребята, должно быть сумасшедшие, но мне это нравится! Винсент говорит: это, как если бы Давид явился на фондовую биржу, достал пращу и одолел эту суку Голиафа раз и навсегда.

В доме Залески проходят поминки по отцу Винсента, который скончался 9 лет назад. Присутствуют все их родственники и близкие. Винсент говорит, поднимая бокал: за тебя, папа! Ты был лучшим сантехником Нью-Йорка и всех его окрестностей. Ты был строг, но это сделало меня сильнее. Антон пришел на семейное мероприятие вместе с женой Машей и любимыми дочками – Катей и Аленой.

На работе группу Антона вызывает на ковер босс. Ева Торрес интересуется: чем порадуете? Элиас говорит, что работает над радиорелейной связью. Антон утверждает, что это глупая затея: когда мы найдем нужные алгоритмы импульсной модуляции, технологии беспроводной связи сделают нас посмешищем. Дженни поддерживает Антона. Элиас начинает с ним ожесточенно спорить. Ева прекращает препирательства подчиненных, велит каждому двигаться в своем направлении. Потом она отсылает Элиаса и Дженни, выговаривает Антону: где твой фонтан идей? Ты нужен мне для того, чтобы ловить вдохновение. А в последнее время, ты даже не здесь. Что с тобой происходит?

Антон говорит Винсенту, что Торрес о чем-то подозревает. Винсент спрашивает, сколько времени потребуется на доводку проекта с релейными вышками. Года три. Винсент советует Антону не отвлекаться от своей работы: мы все сделаем раньше, получим деньги и через пару лет свалим отсюда. Винсент садится в такси и отправляется в Канзас.

У себя дома ночью Антон сверлит дрелью металлический шкаф. Маша ругает мужа: девочек разбудишь. Антон утверждает, что занят установкой резервной системы для домашних компьютеров. Он обещает сделать все тихо и закончить за десять минут.

Декабрь 2011 года. Возле здания дата-центра Канзасской электронной биржи Винсент и Марк приступают к реализации своих планов. Винсенту удается уговорить первого из десяти тысяч землевладельцев позволить провести кабель по узкой полоске земли на участке, где стоит его дом. Винсент сообщает, что они работают на «Кобальт Файбертекс» и хотят расширить зону действия их сетей. Линия пройдет на глубине трех метров, ничего не повредив. Хозяин дома соглашается предоставить доступ за предложенную сумму.

Ева Торрес проводит для потенциальных клиентов презентацию оказываемых ее компанией услуг по наносекундному финансовому инжинирингу. Она видит, как братья Залески оставляют у ее секретарши какие-то документы, получает Дженни продолжить презентацию. Торрес просматривает документы. Залески подали заявление об уходе.

В лифте Винсент просит кузена: напомни мне свою мечту. Антон говорит: домик на холме, тропинка, колибри. Винсент: значит, мы все делаем правильно.

Торрес догоняет Залески на улице, устраивает им скандал: вы уйдете с пустыми руками, вся информация и коды останутся здесь. Винсент заступается за Антона: это его коды. Они с братом уходят. Торрес кричит им вслед проклятия.

Нью-Джерси, февраль 2012 года. Винсент сообщает своей команде, что заключил договоры с собственниками. Есть разрешение на прокладку линии длиной 18 километров от Канзаса до Индепенденса.

Отмеченный на карте маршрут пополняется все новыми метками.

Июль 2012 года. Начинают работать срезу несколько бригад по бурению и прокладке кабеля от Канзаса до Нью-Джерси.

Сентябрь 2012 года. Винсент знакомит Тейлора с Антоном, отчитывается о проделанной работе. Задействованы 54 бригады, подписано 95 % договоров с землевладельцами. Он показывает на карте, где находятся штаб-квартиры его команды. Сам Винсент намерен большую часть времени находиться на самом тяжелом участке. Строительство там запрещено. Имеются реки, болота и тому подобные препятствия. Тейлор интересуется: а это что за пунктирная линия? Наша проблемная зона – Аппалачи, большой национальный парк, горные массивы. Все охраняется государством, дорог нет. Тейлор спрашивает: сколько времени мы потеряем, если пойдем в обход? Антон утверждает, что в итоге получится 19,2 миллисекунды вместо 17. Тейлор говорит, что это его ни при каких условиях не устраивает даже 17 миллисекунд: скоро многие участники рынка выйдут на этот уровень. Винсент не дает Антону вставить и слова: мы скоро найдем код и снизим скорость до 16. Тейлор: а как ты пройдешь через горы? Винсент: тут нужно решить две проблемы – получить разрешение правительства и найти способ доставить оборудование. Тейлор уверяет, что за пару дней уладит вопрос с получением разрешения. Винсент поспешно прощается, они с Антоном уходят.

Антон не видит возможности ускорить софт на целую миллисекунду, он и так уже выжал из кода все, что мог. Винсент: ты должен найти эту миллисекунду. Иначе нет никакого смысла продолжать, вся наша работа пойдет насмарку.

Винсент настаивает, чтобы Антон отправился с ним в Пенсильванию. Но в самолете с Антоном случается паническая атака, он ужасно боится летать. В результате Залески вместе с Марком добираются до места на машине. В дороге Антон спрашивает Марка, что самое худшее случалось с ним на работе. Тот рассказывает байку. Как-то нам пришлось тянуть трубы из муниципалитета в коттеджный поселок толстосумов. Тридцать домов находились в низине под горой, поэтому с доставкой туда воды проблем не было, все сделала гравитация. Но когда богачи обожрутся икры и напьются вина, им нужно испражняться. Дерьмо приходилось откачивать наверх в город. Этот насос мы прозвали говнокачалка. Однажды в пять утра его прорвало, а доступ к аварийной системе находился в городе. Поток дерьма хлынул на элитные домики. Старик сторож тогда подошел ко мне и сказал: я всю жизнь работал на богачей, но в глубине души всегда знал, что все они – засранцы.

Залески и Марк заселяются в отель. Антону тут созданы все условия для работы: президентский люкс, вся его компьютерная техника, потрясающий вид из окна. Партнеры ужинают в ресторане. Марк сообщает, что придумал, как быть с горой. Все оборудование на этот участок можно доставить на супергигантских вертолетах Sikorsky S-61, они поднимают до девяти тонн груза. Единственное, что нужно, это получить разрешение диспетчерских служб на посадку к подножьям гор. И стоит аренда этих вертолетов 80 тысяч в день. А еще необходимо найти место для посадки. Винсент говорит, что найдет деньги. И сесть вертолеты должны точно на линии.

Читайте также:  Молочко для тела для детей рейтинг

Нанятому Торрес детективу удается отследить перемещения Залески, сфотографировать их с Марком разговор в ресторане. Дженни получает снимок, на котором их конкуренты рассматривают карту. Дженни сообщает боссу: похоже, они тянут оптоволокно. Торрес приходит в ярость. Она под угрозой увольнения требует от Элиаса срочно раздобыть импульсный алгоритм, снижающий скорость до 15 миллисекунд, и отдает распоряжение немедленно начать строительство релейных вышек.

Ночью Винсенту становится плохо. Он просит Марка отвезти его в больницу, но не говорить об этом Антону.

После обследования Винсенту ставят диагноз – рак желудка. Необходимо срочно начать лечение, откладывать нельзя, это поставит под угрозу его жизнь. Винсент принимает решение сохранить свою болезнь в тайне от всех, чтобы выполнить все обязательства по проекту.

Антон мучается над проблемой снижения скорости, но ему удается сократить время лишь на десятые доли миллисекунды. Маша звонит мужу и просит его вернуться домой. Тот ссылается на занятость, но тоже очень скучает по семье.

На участке в Аппалачах приземляется вертолет с оборудованием. Марк знакомит Винсента с бригадиром этого участка Реем.

В отель к Антону наведывается Торрес. Она обвиняет бывшего подчиненного в предательстве, запугивает, угрожает ему тюремным сроком за код, якобы украденный им с целью обрушить фондовые рынки.

По возвращении в отель Винсент видит, как Торрес улетает на своем вертолете. Винсент обеспокоен состоянием Антона. Тот утверждает, что не боится Торрес. Но потом у Антона случается нервный срыв, он требует, чтобы Винсент отстал от него и не мешал думать.

С вертолета Торрес показывают одну из восемнадцати уже установленных для нее вышек, а также участок, где ведет сейчас работы команда Винсента.

Один из бригадиров, перекупленных Торрес, расторгает договор с командой Залески. Винсент просит Марка передать подряд кому-то еще, удвоив оплату.

Барменша отеля Барбара Лемон принимает вечно сидящего перед компьютером Антона за шпиона из ЦРУ. Взяв с нее расписку о неразглашении, Антон пытается объяснить барменше суть своей профессиональной деятельности. Для наглядности он просит Барбару придумать, акции какой компании она хотела бы купить. Та говорит, что ее интересует лимонная ферма в Зимбабве. Антон описывает схему финансовой сделки, значение скорости получения трейдером информации по ней. Антон сообщает, что должен снизить ее до 16 миллисекунд – это один взмах крыла колибри. Это принесет доход в пять миллионов долларов в год. Барбара удивляется: а что получат фермеры в Зимбабве? Антон: они не являются значимой переменной в системе, математически для нашего бизнес-плана они не важны. Однако беседа с простодушной барменшей заставляет программиста задуматься над некоторыми гносеологическими вопросами.

Дженни кладет на стол Торрес диссертацию: похоже, 23-летний парень сумел разобраться в формировании импульсов. Торрес вызывает к себе юное дарование, она кладет ему зарплату в 150 тысяч долларов в год, и обещает премию в 300 тысяч, если парень сумеет наладить работу вышек до конца месяца.

Одна из подрядчиц Марка Офелия Троллер предлагает Винсенту вариант прокладки линии в Аппалачах, который сэкономит более половины предусмотренного бюджета и ускорит выполнение задачи. Для этого нужно расставить четыре мини-бурильные установки на плотах по рекам, которые здесь протекают, и начать работы одновременно. Винсент просит Офелию показать ему плот. Во время поездки он рассказывает о своей семье. Мои родители переехали сюда из России в 60-е годы, делили крохотную квартирку с десятью другими русскими семьями, а через две недели явилась полиция. Отца арестовали по обвинению в шпионаже, почти месяц допрашивали. Мать говорит, что вернулся он оттуда ожесточенным. А я родился несколько лет спустя, повезло. Отец часто повторял мне: что бы ты ни делал, ты должен управлять своей свободой. Офелия удивляется: разве это не противоречит сути свободы? Возможно. Мне кажется, он предостерегал, чтобы я не достиг слишком больших высот. Так ты затеял этот амбициозный проект, чтобы доказать отцу, что способен на большее? Винсент: просто сейчас мне это необходимо.

Антон говорит Винсенту: в системе не хватает переменных, если мы не встроим фермеров в алгоритм, вся система рухнет. Винсент не понимает, о чем речь.

На участке Рея происходит ЧП: ломается бур, попав в твердую залежь. Необходимо заказывать в Норвегии карбидную насадку, которая стоит 60 тысяч.

Винсент просит у Тейлора выделить дополнительные средства. Тот начинает сомневаться в успехе проекта. Но Винсенту удается в очередной раз убедить инвестора.

Возникает новая проблема: обнаружен невыкупленный участок. Марк требует, чтобы Винсент немедленно приехал.

Глава общины амишей Элдер наотрез отказывается продавать узкую полоску их владений: скорость для нас не главное, а деньги могут стать поводом для конфликтов. Это земля Господа.

Антон наконец находит решение поставленной перед ним задачи. Оптические регенераторы дают погрешность в 10-15 %. Необходимо протестировать 178 используемых на линии устройств, выбрать только те, которые покрывают все 115 %, а затем раскидать по одному на каждые 10,35 километров. Тогда их понадобится всего 154 штуки. Каждый регенератор замедляет скорость на 0,2 миллисекунды, при уменьшении их количества на 24 штуки получается ускорение до нужного уровня. Антон вне себя от радости. Но в этот момент за ним приходят агенты ФБР и берут под арест. Его обвиняют в мошенничестве на фондовом рынке.

Марк показывает Элдеру заключение юристов, согласно которому проведение линии на глубине 30 метров отвечает условиям поиска полезных ископаемых, что послужит общественному благу. Он отдает распоряжение начать бурение.

Антону говорят, что бывший работодатель подал на него иск за нарушение условий договора: использование кода, сокращающего скорость передачи данных, не в служебных целях. Подобные действия ставят под угрозу экономическую стабильность и национальную безопасность.

Антон звонит Винсенту и сообщает, что находится в тюрьме, ему грозит срок до десяти лет. Винсент обещает Антону, что вытащит его оттуда. Одновременно выясняется, что Рей обнаружил на своем участке написанное на траве странное послание. Его оставила Торрес.

Винсент видит указывающую на вышку стрелку и надпись: 11 миллисекунд Нью-Йорк – Канзас. Винсент приходит в ярость.

В «Торрес и Тэтчер» запускают линию беспроводной связи. Это позволяет заработать полмиллиона за пять секунд.

Обезумевший Винсент хватает бензопилу и направляется к вышке, чтобы «убить Голиафа», но падает без сознания. Марк доставляет его в больницу.

Антон делает из тюрьмы телефонный звонок, запускает оставленную дома программу, которая взламывает сеть «Торрес и Тэтчер». В результате скорость их линии резко падает. Убытки компании исчисляются миллионами.

Антон требует от пришедшей к нему Торрес снять с него обвинения и оставить в покое Винсента. Та вынуждена согласиться. Антон сообщает, как восстановить систему.

Проходящего курс лечения Винсента навещает Тейлор. Винсент говорит, что не смог оформить страховку, когда его проект провалился.

Марк все же запускает оптоволоконную линию, ставшую уже практически бесполезной.

Когда Винсента выписывают из больницы, Антон рассказывает ему о своих новых идеях по нейтринной связи. И что мы сделаем, когда захватим весь фондовый рынок? Сожжем все дотла и позовем фермеров из Зимбабве жарить зефирки на угольках.

Винсент просит Антона отвезти его к амишам. Он сообщает Элдеру, что линия под их землей демонтирована, они могут не покидать своих «оскверненных» владений.

Антон и Винсент беседуют об истинных жизненных ценностях.

Источник