Меню

Рост научно популярной литературы



Научно-популярная литература: итоги 2019 года

2019 год во многом стал показательным для рынка научно-популярной литературы. На мой взгляд, высшая точка массового интереса к просветительской интеллектуальной литературе и лекциям по естественным и точным наукам осталась позади. Потенциал роста пока есть в гуманитарном сегменте. С одной стороны, мы наблюдаем очень высокий качественный уровень текстов, лекций и цифровых проектов, с другой — заметно перенасыщение рынка и его наполнение сырыми и небезукоризненными с научной точки зрения работами. Стагнация это, информационная передозировка или лишнее отсеется — увидим совсем скоро. Однако стакан наполовину полон, и если посмотреть на рынок научно-популярного контента в Британии, США или Германии, нам есть куда расти. Причем расти еще долго и счастливо.

Тенденции. Думаю, в следующие годы продолжится распределение подготовленной аудитории по узким сегментам. Научно-популярных книг и лекций «для всех» будет меньше. Компетентный читатель стремится получить максимум по интересующей его теме. Одновременно растет количество междисциплинарных исследований и текстов. На стыке различных дисциплин выходят интереснейшие книги, и часто они дают более целостную картину мира, нежели узкоспециальные работы. Эти два тренда не исключают друг друга, они интересны разным аудиториям, но зачастую пересекаются. Продолжится рост популярности аудиокниг, подкастов, образовательных YouTube-каналов. Бумажные книги цифра не убьет, но часть читательского времени заберет. Главной проблемой становится именно время. На всё его не хватает, поэтому выбирать читатель будет лучшее. Чтобы не оттолкнуть его, надо повышать планку качества, делать лучше то, что мы делаем. Искать новые темы, формы подачи, площадки и работать предельно заботливо.

Для «Альпины нон-фикшн» год был насыщенным. Мы приняли участие в огромном количестве интересных и важных для нашей среды мероприятий: выставки на ВВЦ и Красной площади, Geek Picnic, «Форум научных коммуникаторов» университета ИТМО, Летний книжный фестиваль «Смены» в Казани, великолепно организованные «Ученые против мифов», «Ночь научных историй» в Новосибирске, фестиваль «Et cetera» фонда «Эволюция» и Слет просветителей, фестиваль NAUKA 0+, прекрасная новая площадка Non/fiction в Гостином дворе, Красноярск, Лондон, Франкфурт, Алма-Ата, Санкт-Петербург, Пермь, Екатеринбург, Иркутск, Новосибирск и даже станица Усть-Лабинск в Краснодарском крае. Открылось несколько новых независимых книжных магазинов, появились новые локальные ярмарки, прогремела поражающая масштабами «Открытая лабораторная», прошел конкурс начинающих лекторов «Первая кафедра» в «Архэ», из года в год становится всё сильнее конкурс статей по биологии от «Биомолекулы». Появился новый важный проект «Всенаука». Придумал его один из создателей «Билайн» и прекрасных «Фиксиков» Георгий Васильев. Цели амбициозны: с помощью научной популяризации катализировать «склейку единой картины мира». Всё серьезно.

Лидером продаж нашего издательства стала книга «Биология добра и зла. Как наука объясняет наши поступки» профессора из Стэнфорда Роберта Сапольски. За год с момента выхода книги продано более 20 000 экземпляров. Это непростой, рассчитанный на подготовленного читателя труд в 800 страниц о лучшем и худшем в человеческом поведении. Сейчас это моя любимая научно-популярная книга. В ней поражает всё: и широта охвата, и безукоризненный с научной точки зрения контент, и литературный талант. Книга дает невероятно большой объем информации, хорошо структурированной, доступной читателю, но при этом без излишних упрощений.

Назову еще несколько важных книг 2019 года.

«Как приручить лису (и превратить в собаку): Сибирский эволюционный эксперимент» американского биолога Ли Дугаткина и главного научного сотрудника Института цитологии и генетики СО РАН из Новосибирска Людмилы Трут, ученицы академика Дмитрия Беляева. В 1959 году он попытался воспроизвести самый ранний процесс доместикации псовых на примере лисиц. В процессе нескольких этапов отбора у лис не только изменилось поведение, но произошли и морфологические изменения. То, что в дикой природе заняло примерно 15 000 лет, происходило на глазах у ученых. Газета New York Times писала, что это, «возможно, самый выдающийся эксперимент по выведению животных».

«Изобретено в СССР» Тима Скоренко о сложном и довольно мрачном периоде в истории изобретательства в нашей стране. Несмотря ни на что, в советском изобретательстве бывали проблески, по крайней мере, в космической науке мы действительно были впереди планеты всей. Эта книга о духе инноваций, который существовал в тяжелых условиях разрухи, войны, репрессий и тотального государственного заказа.

«Кривое зеркало жизни. Главные мифы о раке, и что современная ­наука думает о них» молекулярного биолога из Института Кюри в Париже Марии Кондратовой. Автор дает читателю доступное, но вместе с тем научное представление о природе раковых заболеваний и современных подходах к их диагностике и лечению. Молекулярная онкология — хороший пример того, как фундаментальное научное знание претворяется в лекарства и методы диагностики, спасающие тысячи жизней.

Источник

Всё о книгах в жанре научпоп: бестселлеры, популярные авторы, тренды

В России резко вырос спрос на научно-популярную литературу

Вслед за западными странами в России резко вырос спрос на научно-популярную литературу. Топовые популяризаторы науки и вовсе пытаются поспорить со звёздами шоу-бизнеса и бизнес-тренерами.

Научпоп в литературе, более чем востребованный в советские времена и стабильно кассовый на Западе, постепенно становится фоновым, повседневным и в России. Об этом свидетельствуют как количество выпускаемых ежегодно изданий и их растущие тиражи, так и активные гастроли популяризаторов науки.
– Мы тонем в океане информации, новые научные данные появляются гораздо быстрее, чем мы способны их освоить, школьная программа устаревает раньше, чем печатаются учебники, – объясняет Metro растущую популярность научпопа в литературе Ася Казанцева, популяризатор науки и лауреат премии «Просветитель». – Единственный способ поддерживать хотя бы самое общее представление о том, как устроен мир за пределами вашей узкой области профессиональной специализации, – следить за качественной и современной научно-популярной литературой.

Хочу всё знать
Среди фаворитов – биология с примкнувшими к ней психологией и медициной и космология, потому что люди хотят знать, кто они такие и каково их место во Вселенной, говорит Казанцева.
Далее идут альтернативная медицина, научный подход к религии, биотехнологии, математика, лингвистика. К ним в последнее время прибавляются когнитивные науки, продолжает Наталья Гаязова из просветительского фонда «Эволюция». Они касаются теории познания, психологии, нейрофизиологии.
– Последних всё больше на рынке нон-фикшн, – отмечает она. – Кажется, люди устали от нескончаемого информационного шума и хотят научиться мыслить критически.
При этом ассортимент варьируется от условно строго научных изданий до беллетристики. На одной полке в магазине можно найти бестселлер «Эгоистичный ген» Ричарда Докинза и «Физику времени» Ричарда Мюллера по соседству с книгами вроде «Симпсоны и их математические секреты» Саймона Сингха и «Гарри Поттер и методы рационального мышления» Элиезера Юдковского.

Научпоп-звёзды
– Помимо роста тиражей востребованность книг нон-фикшн проявляется в массовом интересе к их авторам. Сегодня они играют роль поп-звёзд: мотаются по всей стране с гастролями, собирают огромные залы, раздают интервью, – комментирует Казанцева.

Условно главным популяризатором науки в мире считается знаменитый британский физик-теоретик Стивен Хокинг. Бестселлерами стали его книги «Краткая история времени» (1988) о зарождении Вселенной, «Чёрные дыры и молодые вселенные» (1993) и «Мир в ореховой скорлупке» (2011) – продолжение первой книги. К нему в пару идут американский астрофизик Карл Саган, британский эволюционный биолог Ричард Докинз, а также израильско-американский психолог Даниел Канеман – основоположник психологической экономической теории и поведенческих финансов.
Среди российских авторов выделяются биолог и палеонтолог Александр Марков («Рождение сложности. Эволюционная биология сегодня», «Эволюция человека»), биолог Александр Панчин («Сумма биотехнологии») и астрофизик Сергей Попов («Звёзды: жизнь после смерти», «Суперобъекты: звёзды размером с город»).

Не весь научпоп одинаково полезен
Учитывая широкий ассортимент, простому читателю становится всё сложнее ориентироваться в огромном потоке книг нон-фикшн. Они серьёзно различаются не только по тематике, но и по качеству.
Ориентироваться предлагают на работы профессиональных учёных и книги, которые изданы в сотрудничестве с просветительскими фондами. Впрочем, немалая часть научпопа сегодня пишется журналистами. Это касается тем, которые не связаны с фундаментальными науками.

Братья наши железные
В течение десятков лет научная фантастика пугает публику страшилками о роботах, которые займут наше место. Научпоп подхватил актуальную тему. Мартин Форд («Роботы наступают: Развитие технологий и будущее без работы») привлекает внимание к теме рынка труда XXI века; Дэвид Минделл («Восстание машин отменяется! Мифы о роботизации») опровергает мнение скептиков, которые сулят безработицу; а Джеймс Баррат («Последнее изобретение человечества») рассуждает, когда нас обойдёт искусственный интеллект.

Считалки для взрослых.

От обезьяны к человеку
Классический труд «Эгоистичный ген» Ричарда Докинза вышел в 1976 году. С тех пор эволюция и развитие цивилизации в разных ипостасях стали наиболее востребованными темами в научно-популярной литературе – от эволюции органов человека (Нил Шубин, «Внутренняя рыба. История человеческого тела с древнейших времён до наших дней») и влияния эволюции человека на здоровье (Джереми Тейлор, «Здоровье по Дарвину») до рассказа о репродуктивной системе (Роберт Мартин, «Как мы делаем это»).

От обезьяны к человеку.

В шоке от Вселенной
Физика – одна из излюбленных тем популяризаторов науки. А всё потому, что многих эта дисциплина пугала в школе и пугает до сих пор. Американский учёный Лоуренс Краусс так и назвал свою книгу – «Страх физики. Сферический конь в вакууме». Пол Хэлперн («Играют ли коты в кости?») рассказывает о поиске общей теории мироздания; Митио Каку («Физика невозможного») предполагает, какие открытия будут совершены в XXI веке; а Фрэнк Вильчек («Красота физики. Постигая устройство природы») размышляет о красоте Вселенной.

В шоке от Вселенной.

Считалки для взрослых
Околоматематических книг масса. Они рассчитаны на абсолютно разную аудиторию – от потребительской (упомянутый Ричард Мюллер, «Симпсоны и их математические секреты») до более-менее подкованной. Джозеф Мазур («Игра случая: Математика и мифология совпадения») простым языком описывает теорию вероятности на исторических примерах; Джордан Элленберг («Как не ошибаться») использует дисциплину для объяснения хаоса реальной жизни; а Барбара Оакли («Думай как математик») учит развивать мышление.

Источник

Научно-популярная литература обостряет интерес к науке – Вадим Егудин

В советские времена важным фактором профориентации школьников была научно-популярная литература: книги, в которых интересно и доступно рассказывалось, например, о ядерной физике, приводили в инженерные вузы сотни молодых людей. Что делается сегодня для возрождения интереса к научно-популярной литературе, в интервью РИА Новости рассказал руководитель Центра естествознания издательства «Просвещение» Вадим Егудин.

— Вадим Ильич, почему научно-популярная литература сегодня не пользуется у школьников таким спросом, как 40-50 лет назад?

— Во-первых, стоит учитывать падение интереса к книгам вообще. Современные дети читают меньше книг, чем их родители, потому что появилось много других источников информации.
Во-вторых, сказывается отсутствие авторов, которые могли бы написать действительно интересные детям книги. Целая когорта талантливых авторов научно-популярного жанра появилась в 50-60-е годы прошлого века, расцвет научно-популярной литературы пришелся на 70-е годы, однако уже к концу 80-х годов наметился спад, а в 90-е подобные книги почти не издавались.

— Какова роль научно-популярной литературы в общем образовании? Она служит только для расширения содержания школьных предметов?

— Не только. Научно-популярная литература играет для школьников мотивирующую роль. Такие книги помогают разбудить интерес к окружающему миру, по-новому взглянуть на учебные предметы, которые порой кажутся скучными. В них важна не только научная, но и биографическая составляющая: рассказы об ученых-первооткрывателях, их детстве, родителях, людях, которые их окружали, их становлении и многом другом. В книгах много примеров того, как люди находили себя в жизни и добивались успеха.
Для тех школьников, которым предмет дается легко, научно-популярная литература предоставляет дополнительную информацию, которая в значительной мере способствует выбору того или иного профессионального пути. Например, изданная в начале 60-х годов XX века в Советском Союзе книга Даниила Данина «Неизбежность странного мира», в которой рассказывалось о физике элементарных частиц и ускорителях, привела в инженерные вузы, университеты, исследовательские лаборатории тысячи талантливых молодых людей из нескольких поколений.

Читайте также:  Научные развлекательные популярные издания

Помимо важной роли для самоопределения школьников, научно-популярная литература аккумулирует в себе множество интересных фактов из самых разных областей науки, тем самым расширяя у детей кругозор. Ценность таких книг в их доступности – авторы рассказывают о сложных вещах понятным для подростка языком.

— Как можно развить у детей желание читать такие книги?

— Конечно, этим должны заниматься родители и учителя. Если преподаватель видит, что кому-то из класса легко дается его предмет, таким детям нужно рекомендовать почитать научно-популярную литературу, а некоторым еще и статьи из тематических журналов. Роль учителя в том и состоит, чтобы вовремя замечать, поощрять и развивать интересы и способности ребенка.
Однако не следует ожидать, что такие книги будут читать все дети, и тем более заставлять их это делать. Всегда были, есть и будут школьники, которым это просто неинтересно, да и по большому счету не нужно. Они прекрасно проживут и без этого знания. Но не стоит упускать момент, чтобы заинтересовывать тех детей, которые действительно хотят учиться и узнавать новое.

— Каковы перспективы научно-популярной литературы в современной России? Готовы ли издательства печатать такие книги?

— В последние годы наблюдается уверенный рост внимания издательств к научно-популярной литературе, растет количество и качество книг.
В издательстве «Просвещение» с 2007 года издается серия познавательных книг «Твой кругозор», в которых дети могут прочитать, например, о великих женщинах Древней Руси, о покорении Сибири, о том, как люди познавали электричество, как менялись наши представления о строении мира, об истории магнитов и о многом другом. Книги этой серии иллюстрируют замечательные российские художники-графики.
Еще одна серия – «На грани мира» — рассказывает о взаимоотношениях России с Германией, Японией, Францией и другими странами, с которыми она воевала. Описываются периоды сближения и наибольшей дружбы между странами, и на этих примерах показывается, что мирное сотрудничество выгоднее, чем война.

Все книги, о которых мы говорим, интересны и полезны не только школьникам, но и их родителям и учителям. Они помогают увидеть богатство и многообразие нашего мира, способствуют формированию личности, стремящейся занять достойное место в жизни.

Материал подготовила Анна Козлова (ГУ-ВШЭ), специально для РИА Новости

Источник

Лучшие научно-популярные и познавательные книги в 2020 году

Аннотация: 14 июля 2015 г. произошло удивительное событие. Более чем в 4,8 млрд км от Земли маленький космический аппарат NASA под названием «Новые горизонты» промчался мимо Плутона со скоростью более 50 000 км/ч, направив все свои приборы на таинственные ледяные миры, а затем продолжил путешествие к дальним пределам Солнечной системы.

Ничего подобного не случалось на памяти целого поколения — исследований новых миров не было со времен полетов «Вояджеров» к Урану и Нептуну, — и ничего похожего на это не планировалось в будущем. На сайте NASA, посвященном экспедиции, за дни перед пролетом и после него побывало более 2 млрд человек. А теперь все подробности этого исторического проекта можно узнать из рассказа непосредственных его участников — руководителя Алана Стерна и других членов команды.

Эта книга — захватывающий репортаж о научном открытии, о десятилетиях самоотверженной и настойчивой работы, о политических сражениях внутри NASA и вокруг него, о высоком мастерстве, которое потребовалось для того, чтобы спроектировать и построить космический аппарат, а затем отправить его в полет. И еще о дальнейшей судьбе программы и о том, что нас ждет за новыми горизонтами.

Авторы подробно описывают предысторию исследований Плутона, подготовку миссии и сам полет продолжительностью 9,5 лет к этой самой далекой планете Солнечной системы. Книга захватывает читателя в вихрь волнительных событий, где временами кажется, что полет так и не удастся осуществить, заставляет сопереживать команде «Новых горизонтов» до самого конца повествования.

Рассказ о миссии космического зонда к Плутону. Пока корабль летел, планету успели разжаловать в астероиды. Это пожалуй самый длительный проект по обследованию дальних планет — от начала проектирования миссии до ее выполнения прошло около 30 лет. Из неожиданного — у Плутона есть 4 спутника. Организатор проекта зарабатывал деньги, продавая участки на Марсе.

Аннотация: Всего лишь 28 000 лет назад в пещерах у Гибралтарского пролива закончилась эпоха неандертальцев. Мы привыкли считать их грубыми, неуклюжими и не слишком сообразительными людьми, над которыми легко взяли верх наши ловкие и хитрые предки… Но действительно ли это было так просто? Если рассматривать родословную человечества как схему с пересекающимися ветвями, то выяснится, что между отдельными видами людей очень много общего. К тому же большая часть признаков так называемой когнитивной революции была присуща и неандертальцам. Клайв Финлейсон уверен: судьбу неандертальцев и «современных людей» определили экологические факторы. Если бы климат не изменился в нашу пользу около 50 миллионов лет назад, все могло сложиться иначе…

Аннотация: Что такое кризис? Почему одни страны успешно преодолевают его последствия, а другие нет? И каков механизм преодоления? Как шесть стран – Япония, Финляндия, Чили, Индонезия, Германия и Австралия — оказались в кризисном положении и как они нашли из него выход? Кризисы были и будут всегда… Какая страна следующая? Вновь Япония? Или США? А может быть, весь мир? Обо всем этом и многом другом рассуждает в своей книге Джаред Даймонд — автор, удостоенный Пулитцеровской премии за книгу «Ружья, микробы и сталь».

У Даймонда все одно — кто читал одну его книжку, тот читал их все.

Аннотация: Британский журналист и писатель Оливер Мортон освещает в своих работах влияние научно-технического прогресса на нашу жизнь. Луна испокон веков занимала второстепенное место в мифологическом сознании, в культурном контексте, а потом и в астрономических исследованиях. Краткий апогей ее славы, когда по лунной поверхности прошлись люди, окончился более полувека назад. И тем не менее Луна всегда рядом, скромная, но незаменимая, неразрывно связанная с прошлым, настоящим и будущим человечества. Мортон создает ее объемный портрет, прорисовывает все грани нашего с ней взаимодействия и наглядно показывает: что бы ни происходило с нами дальше, Луна продолжит играть свою тихую, но ключевую роль.

Комментарий: Документальное произведение.

Колонизация спутника, выбор места, обоснование по полезным ископаемым, устройство колонии, политический режим колонистов — неожиданное прожектерство, местами интересно.

Космические фотографии всегда завораживают. Таких изданий вообще-то много уже было и надеюсь будет. Просто для коллекции эти три книги:

Нирмала Натарадж «Удивительные планеты» — Бомбора, 2019, ISBN: 978-5-699-91905-5, 256 стр. (эта пожалуй самая шикарная потому что на меловке, фотоснимки просто изумительны)

Аннотация: Новый альбом уникальных фотографий Земли прямо с борта Международной космической станции, созданный космонавтом Сергеем Рязанским. Пустыни и города, горы и вулканы, реки и острова — такими вы сможете увидеть их только с орбиты. Наша прекрасная планета тысячи цветов предстанет перед вами в поистине удивительном ракурсе. Раскладывающиеся панорамные развороты сделают удовольствие от книги незабываемым!

Комментарий: Новый альбом уникальных фотографий Земли прямо с борта Международной космической станции, созданный космонавтом Сергеем Рязанским.

Аннотация: NASA начала планировать запуск большого телескопа в 1970-е годы, а на орбите космическая обсерватория оказалась только в 1990 году. И вот уже 30 лет мы познаем Вселенную по снимкам, которые передает на Землю «Хаббл», — познаем ее и удивляемся ей. Под этой обложкой трогательная история запуска, наладки, ремонта, усовершенствований и достижений легендарного телескопа, а также коллекция портретов самых значимых и оригинальных космических объектов, изучение которых легло в основу смелых научных теорий и перевернуло нашу картину мира.

Авторы: историк астрономии Дэвид Деворкин, Роберт Смит, историк науки и участник подготовки запуска телескопа Джеймса Уэбба. Предисловие написал Роберт Киршнер, Клоусовский профессор Гарвардского университета, автор революционного исследования о сверхновых и расширении Вселенной, которое стало возможным благодаря телескопу «Хаббл».

Научный редактор — А. М. Красильщиков, к. ф.-м. н., старший научный сотрудник лаборатории Астрофизики высоких энергий Физико-технического института им. А. Ф. Иоффе.

Нирмала Натарадж «Удивительные планеты» — Бомбора, 2019, ISBN: 978-5-699-91905-5, 256 стр. (эта пожалуй самая шикарная потому что на меловке, фотоснимки просто изумительны)

Аннотация: Причуды эволюции не перестают нас изумлять, особенно когда мы сталкиваемся с животными, которые кажутся невероятными и даже устрашающими. Порой нас пугает их внешний вид, а иногда — привычки или рацион… Как они вообще смогли появиться и уцелеть? Автор предлагает поближе познакомиться с голыми землекопами, морскими пауками, тихоходками, выхухолями и прочими удивительными созданиями — возможно, к тому моменту, когда вы перевернете последнюю страницу книги, многие из ее героев покажутся вам довольно симпатичными. А при чем тут, собственно, часовщик и почему он близорукий, читайте в книге.

Книжка напомнила великолепную работу Андрея Журавлева «Парнокопытные киты, четырехкрылые динозавры, бегающие черви..» (СПб, Ломоносовъ, 2015). Там есть любопытные открытия, например что мамонты не были бурыми, они были белыми, а шерсть за тысячелетия лежания в земле набралась железа.

Роберт Хейзен «Симфония номер 6. Углерод и эволюция почти всего» — Альпина, 2021 г.

Предыдущая книга Хейзена «История Земли. Первые 4 500 000 000 лет» — стэптолдианскиим размахов рассказывает историю нашей планеты. Всплывают любопытнейшие детали, например что с 850 по 800 млн лет назад вся Земля была скована ледяным панцирем. Не год, а 50 миллионов лет.

Сьюзен Хокфилд «Время живых машин» — Альпина нон-фикшен, 2021, 236 стр. 978-5-00139-359-7

Помните фантастику Гуревича «Глотайте хирурга», Азимова «Фантастическое путешествие»? Вот эта книжка показывает что эти чудеса уже скоро.

Аннотация: «Однажды люди научатся жить на Титане, самом крупном спутнике Сатурна» — этими словами начинается книга «За пределами Земли», написанная планетологом Амандой Хендрикс и научным журналистом Чарльзом Уолфортом. Не на Марсе, как считалось долгие годы, а именно на Титане, с его плотной атмосферой, щадящим климатом и неисчерпаемыми запасами топлива и воды, возможно создание автономной колонии. Аргументируя свою точку зрения, ученый и журналист показывают не только неизбежность и заманчивые перспективы освоения планет и спутников Солнечной системы, но и болевые точки государственного и коммерческого освоения космоса, политические, бюрократические и научные проблемы, которые препятствуют покорению иных миров. И все же это реальная перспектива, а не фантастический сценарий, убеждены авторы и заражают своей верой читателя.

Читайте также:  Самый популярный французский бульдог

Комментарий: Научно-популярное произведение о будущей колонизации человечеством Титана, спутника Сатурна.
Художник не указан.

Книга перемежается рассказами о современном состоянии дел в изучении спутника Титана космическими зондами — и фантастическими рассказами о полете сверхкорабля с поселенцами, в середине этого столетия.

«Фабрика планет: Экзопланеты и поиски второй Земли», Элизабет Таскер. Альпина нон-фикшен, 2019, 486 стр. 978-5-91671-949-9

За последние двадцать лет открыто более тысячи планет у чужих звезд. Планеты газовые гиганты, планеты с опасными орбитами, планеты слишком далекие от своих звезд или чересчур близкие к источнику тепла. Все эти причуды природы описываются и изучаются, и ученые продолжают искать миры, близкие по комфортности нашей Земле.

Сборник «Человек в космосе» — Нил Армстронг, Базз Олдрин, Алексей Леонов, Ричард Докинз и др. рассказывают что они ждали от космоса, и как человечеству осваивать вселенную.

Аннотация: Если наша планета не уникальна, то вероятность повсеместного существования разумной жизни огромна. Более того, за всю историю человечества у инопланетян было достаточно времени, чтобы дать о себе знать. Так где же они? Какие они? И если мы найдем их, то чем это обернется? Ответы на эти вопросы ищут ученые самых разных профессий — астрономы, физики, космологи, биологи, антропологи, исследуя все аспекты проблемы. Это и поиск планет и спутников, на которых вероятна жизнь, и возможное устройство чужого сознания, и истории с похищениями инопланетянами, и изображение «чужих» в научной фантастике и кино. Для написания книги профессор Джим Аль-Халили собрал команду ученых и мыслителей, мировых лидеров в своих областях, в числе которых такие звезды, как Мартин Рис, Иэн Стюарт, Сет Шостак, Ник Лейн и Адам Резерфорд. Вместе они представляют весь комплекс вопросов и достижений современной науки в этом поиске, и каждый из них вносит свой уникальный вклад.

Сборник статей физиков, химиков, астрономов, биологов, геологов с печальным лейтмотивом. Обновленная версия пресловутой формулы Дрейка. Ответ на вопрос Энрико Ферми. Теперь счет инопланетян снижен на сотни порядков. Жизнь во Вселенной скорее всего есть везде — но это самая простейшая жизнь, даже не клеточная. Но практически нет и не может быть многоклеточной жизни вообще. Один из наиболее убедительных тезисов о сложности появления многоклеточной жизни выглядит так: археи и бактерии жили бок о бок на Земле 2 миллиарда лет, но соединились в протоособь, которая дала старт многоклеточным — лишь через два миллиарда лет сосушествования с одном океане. И после этого за 2,5 млрд лет такая случайно не повторилась ни разу. Подробнее об этом в книжке «Хлопок одной ладонью», в конце списка.

Аннотация: «А правда, что последние находки антропологов не подтверждают происхождение человека от обезьяны?», «А правда, что «недостающее звено», переходная форма между человеком и обезьяной, так и не найдено?», «А правда, что современные ученые давно уже не рассматривают теорию эволюции всерьез?», «А правда, что питекантропа на самом деле не было, а его останки – подделка «первооткрывателей»?» Вокруг теории эволюции всегда было множество домыслов, недопонимания и спекуляций. Научный журналист Борис Жуков собрал невероятное количество информации, которая, с одной стороны помогает понять, что же такое теория эволюции и как она укреплялась в мировом научном сообществе, а с другой – подробно описывает те изменения, которые произошли с этой теорией в связи с новейшими открытиями в области молекулярной биологии, антропологии, генетики, иммунологии и других наук.

Аннотация: Когда и почему наши предки потеряли свою шерсть? И действительно ли потеряли? Почему мы не голые и не водные, а, скорее, потеющие обезьяны? Сколько сумасбродных гипотез было предложено, чтобы объяснить нашу безволосость, и почему вопрос остался открытым? Что про эволюцию человека могут рассказать вши и блохи? Как изменился цвет кожи в процессе эволюции: наши предки посветлели или потемнели? А может, сначала потемнели, а потом посветлели? К чему была вся эта чехарда и при чем тут неандертальцы? Зачем голубые глаза лемурам, а лысина — макакам? И правда ли, что борода не привлекает женщин, зато устрашает мужчин? Об этом и многом другом рассказывает в своей книге редактор портала Антропогенез.РУ Александр Соколов, еще раз доказывая, что наука — это потрясающе интересно и порой парадоксально.

Аннотация: Мезозой — это триумф, это величие! Вторая часть трилогии «Палеонтология антрополога» известного российского популяризатора науки Станислава Дробышевского иллюстрирует картину нашей Земли в мезозойскую эру. На протяжении большей части мезозоя развитие шло как в замедленной съемке. В этот период появились цветковые растения и бабочки, черепахи и змеи, птицы и млекопитающие. Исчезли динозавры, птерозавры, ихтиозавры, плезиозавры, мозазавры и прочие «завры». Казалось бы, зачем нам знать о них, если от них не осталось потомства? Если уж такие великолепные существа, в течение многих эпох правившие планетой, не справились, мы-то точно не сдюжим? Но нет! Существование аммонитов, плезиозавров и всех прочих странных созданий минувшего не прошло впустую. Своей ежедневной жизнью они влияли на экосистемы, меняли мир, в котором обитали, заставляя и наших предков эволюционировать. Не будь их, не было бы никаких гарантий, что один из видов спустя еще шестьдесят три миллиона лет взял бы в каждую руку по камню и начал новую эпоху в истории планеты, а возможно — и всей Галактики.

Дробышевский активен, азартен, блестящий лектор — теперь это запечатлено и в книжной форме. Удивительные подробности и факты — например крокодил, из-за того что у него нет щёк, теряет 70% своей пищи.

Аннотация: Рассказ из первых уст об одном из самых значимых открытий 21-го века — новом для человеческого «генеалогического древа» виде Homo Naledi.

В 2013 году два исследователя пещер показали Ли Бергеру фотографии из южноафриканской пещеры. Она была усыпана костями, которые явно принадлежали не современному человеку. Проход в эту пещеру был очень узкий: Бергеру пришлось обратиться с призывом о помощи в Сеть — на необычное сообщение откликнулись десятки людей, достаточно худых, чтобы пролезть в эту пещеру и помочь ученому добыть ценный материал. Команда энтузиастов, которых Бергер называл «подземными космонавтами», помогла сделать открытие всей его жизни — найти множество костей и более 15 скелетов, которым примерно 2 миллиона лет. Команда Бергера открыла новый вид, который назвали Homo naledi.

Пещера с самыми богатыми залежами костей гоминид поставила перед учеными много вопросов:

когда возник этот вид — до, во время или после развития Homo Sapiens?

почему в пещере нет ничего, кроме останков этих людей?

хоронили ли они своих мертвецов?

если да, то у них был определенный уровень самосознания, они осознавали свою смертность. А это характеристика, которая присуща нам, людям.

населял ли Землю настолько же разумный вид, как и мы, до нас или в одно время с нами?

В своей увлекательной книге Ли Бергер не только обсуждает эти вопросы, но и делится историей своего большого открытия.

Аннотация: Книга, которая легла в основу одноименного знаменитого голливудского фильма с Робертом Де Ниро в главной роли! История, которая читается как хорошая фантастика — хотя в действительности в ней описана правда! … Летаргический энцефалит. Болезнь, эпидемия которой прокатилась по всему миру в 1918-20 годах. Десятки людей впали в летаргический сон, продлившийся ни много ни мало — пятьдесят лет. Их считали безнадежными и содержали в специальных клиниках. Но когда в начале 1970-х на рынок лекарственных препаратов вышло новое лекарство, предназначенное для борьбы с болезнью Паркинсона, молодой врач Оливер Сакс попытался испробовать его на пациентах, страдающих «сонной болезнью». Он шел на риск и верил в чудо…

Комментарий: Документальное произведение.

Книжка Оливера Сакса попала сюда прицепом — об этой истории с редчайшей болезнью рассказывается в книжке Николая Кукушкина, а тут так удачно книга вышла на русском языке, можно прочитать подробнее. Это звучит так успокаивающе — летаргический сон, ну подумаешь, спит человек. Одна из проснувшихся рассказала что все сорок лет ей снился один и тот же сон по кругу — она ходит по огромному пустой замку, и отовсюду играет одна и та же музыка. Причем она понимает что спит и надо проснуться, но что-то ее держит. И это сорок лет, из часа в час, бесконечно.

Аннотация: Книга рассказывает о прошлом, настоящем и будущем самых, быть может, загадочных созданий на Земле. О том, как выглядели древнейшие, ранние киты, как эти обитавшие на суше животные миллионы лет назад перешли к водному образу жизни, мы узнаем по окаменелостям. Поиск ископаемых костей китов и работа по анатомическому описанию существующих видов приводила автора в самые разные точки планеты: от пустыни Атакама в Чили, где обнаружено самое большое в мире кладбище древних китов — Серро-Баллена, до китобойной станции в Исландии, от арктических до антарктических морей. Киты по-прежнему остаются загадочными созданиями. Мы знаем о них мало, слишком мало, но геологические масштабы их жизни и параметры их тел завораживают нас. К тому же они разговаривают друг с другом на непостижимых языках. У них, как и у нас, есть культура. Выдающийся знаток китов Ник Пайенсон отвечает на вопросы о том, откуда появились киты, как они живут сегодня и что произойдет с ними в эпоху людей — в новую эру, которую некоторые ученые называют антропоценом.

Аннотация: 14 миллиардов лет. Полет нормальный. А ведь когда-то, сразу после Большого Взрыва, Вселенная увеличилась настолько, что достигла размеров грейпфрута. За эти 10-33 секунды в ее истории прошла целая эпоха. Когда-то во Вселенной было настолько жарко, что в ней еще не могли образоваться звезды, а потом все стало гораздо интереснее. Выйдите ясной ночью на улицу, полюбуйтесь просторами Млечного пути, а потом прочтите эту книгу и осознайте, что история всего на свете только начинается. У вас в руках трепетная, увлекательная и завораживающая книга для всех, кто любит смотреть в небо и хочет понимать, что же он там видит. Добро пожаловать во Вселенную (кстати, и полотенце не забудьте).

«Тайсон и Голдсмит — лучших гидов по космическим путешествиям и пожелать нельзя.» — Митио Каку.

Чтобы насладиться великолепием цветных фотографий Большого Космоса (в первую очередь, снимками с космического телескопа «Хаббл»), перейдите по ссылке, и скачайте файл с иллюстрациями (https://goo.gl/geuoxy).

Аннотация: Наши представления о черных дырах чаще всего основываются на популярных мифах и нескольких общеизвестных научных фактах. Описывая историю исследования черных дыр, Крис Импи с легкостью развенчивает наиболее распространенные заблуждения и приоткрывает дверь в загадочный мир далеких звезд и их невидимых, но влиятельных спутниц.

В этой книге история астрофизики предстает как череда потрясающих открытий, сделанных несколькими поколениями увлеченных и талантливейших ученых, сумевших описать прошлое, настоящее и будущее космического пространства, вычислить приблизительное местоположение ближайших черных дыр и предположить, что ждет Вселенную через миллионы лет.

Пожалуй, лучшая книжка в обзоре про появление и развитие жизни. История развития жизни как процесс, как борьба двух противоречивых концепций: продолжение рода — и индивидуальное развитие. Лёгкий стиль изложения с шутками-прибаутками, множество карикатур:

Читайте также:  Самый популярный персонаж наруто 2020

Хлопок одной ладонью: Как неживая природа породила человеческий разум

2020, ISBN 978-5-00139-301-6, 542 стр.

Аннотация: Либеральная наука стала самым эффективным способом изучения мира, изобретенным человеком. Благодаря строгой этике, науке удалось отладить процесс накопления и проверки знаний.

Одна из серьезных угроз научному поиску — авторитарные режимы, которые транслируют свое понимание истины и подавляют любое несогласие. Но и общественный мейнстрим ополчился на верховенство науки. Борьба с ранящими словами, задетые чувства «профессиональных оскорбляющихся», диктат меньшинств, буквально понимаемое человеколюбие — это мощные силы новой реальности, претендующие на власть и влияние.

Однако необходимо помнить, что «создавать знание больно — по той же причине, по которой это бывает так захватывающе. Знание не достается нам бесплатно, мы должны за него страдать». Только защитив свободную науку от этих угроз, можно рассчитывать на дальнейшее развитие мысли.

Эта книжка не о космосе и не о биологии, не о робототехнике и не о геологии. Она об эпистемологии.

Рассказывается как и почему появилась наука в современном виде и в чем причина взрывного роста знаний в последние века. Дело не только в децентрализации и демократизации процесса получения знаний и росте количества университетов, но и в отсутствии политического вмешательства в науку. Никто не может обладать абсолютным или окончательным знанием о чем бы то ни было. Вчерашний авторитет низвергается, концепции меняются, уточняются, переписываются — в этом бесконечном процессе и заключается суть науки. Не может быть постоянного авторитета — авторитаризм ведет к фундаментализму, в негативном смысле слова («для фундаменталиста в мире существует только истина и много лгунов»). Ни в одной научной дисциплине нет незыблимых постулатов, всё подвержено сомнению, изменению, уточнению, пересмотру. Требовать на законодательном или административном уровне закрепить равенство концепций — значит цементировать текущее состояние в науке, и запретить развиваться. Д.Рауш прослеживает генезис этого подхода — ни много ни мало, прямиком от обезьяних процессов (1925, Теннеси, и др.), чьи методы аргументации и уловки вошли в современную жизнь и используются разными группировками, борющимися за привилегии под видом борьбы за права.

Релятивизм ошибочен (у каждого своя правда), а фаллибилизм правомочен (каждый может заблуждаться).

Вы можете считать что луна сделана из молодого сыра, но если вы хотите чтобы это мнение было признано знанием, то вы должны отдать его на проверку в рамках игры в науку. И если ваше мнение проиграет, то оно не будет включено в научные тексты. Нельзя уважать ничье мнение, если оно не прошло проверку знанием, мнения ничего не стоят и не достойны уважения, только знания.

С помощью науки создаются самолеты, лекарства, компьютеры, посудомоечные машины и многие другие хорошие вещи. Некоторые замечательные инженеры и ученые — креационисты, и им это не мешает. Чтобы управлять лабораторией по созданию компьютерных микросхем, не обязательно принимать либеральные интеллектуальные ценности. Советский Союз показал что можно задушить свободу мысли, но иметь высокотехнологичную космическую программу. Аятолла Хомейни выступал за технологии без либерализма. Ему говорили что ТВ и самолеты которыми он пользуется, созданы на Западе. Он отвечал «это то хорошее, что пришло с Запада. Мы не боимся вашей технологии и науки, мы боимся ваших идей».

Фундаментализм и ортодоксия в науке выгодны низкокачественной интеллигенции, неконкурентноспособной в открытой конкурентной борьбе свободного общества, поэтому государство (с ортодоксальными правителями) стремится окуклиться и перейти к автаркии (закрытию границ на всех уровнях, даже к запрету перемещения идей).

Вслед за Гансом Айзенком (1916-1997) и К.Г.Юнгом (1875-1961) Д.Рауш отмечает что новые инквизиторы, регламентёры доброго отношения всех ко всем, действуя из благих побуждений, на самом деле восстают против порядка. Людям с различными психологическими отклонениями общественная структура, где доминируют нормальные люди, кажется системой притеснения. У них появляется мечта, некая утопия счастливого мира и новой социальной системы, где все будут равны, и не нужно будет подчиняться законам и обычаям, значение которых труднопостижимо малообразованному человеку, где всё будет просто и понятно, они мечтают о мире, в котором доминировал бы простой и эффективный способ управления, и в котором конечно же им будут гарантированы безопасность и процветание. Легче всего этого достичь введя квоты на премирование, и законы о равном или пропорциональном представительстве в органах управления, власти, в культуре, в кино, в спорте и даже в научных учреждениях. Группа погромщиков с радостью принимает любую идеологию которая будет оправдывать их деструктивные действия. Человеческая натура требует чтобы мерзкие вопросы были заглушены сверхкмопенсационной мистикой, чтобы заставить замолчать сознание и критические способности, свои или других людей. Грабёж просто так — это уголовное преступление, а грабеж узурпатора — это священное действие, поэтому деструктивные культы, религиозные или политические, слишком много говорят о своей идеологии, ведь если лишить эти движения идеологии, то не остается ничего кроме непривлекательной реальности и негуманных действий.

Торможение развития науки происходит при засилье ортодоксов, представляющих начальников властвующей доктрины. Учащиеся и научные сотрудники в СССР, писавшие работы до 1991 года, помнят что начинать надо было обязательно с цитаты из эМ-ЭЛ классиков, подкрепляющих важность данного исследования. Не важно что марксизм был маргинальным течением в мировой науке и опровергнут еще при жизни основателей (работы Ойгена фон Бем-Баверка (1851-1914) были доступны на русском языке в дореволюционных публикациях, но сухой академический стиль разбора «Капитала» проигрывал в толпе на митинге работам Карла Маркса (1818-1883), который писал в упрощенной стилистике, доступной самому примитивному, необразованному мировосприятию), важно что надо было проштудировать книги эм-эл философии и ввернуть подходящую цитатку. У археологов была спасительная самодельная брошюрка, составленная (по слухам) великим эрудитом Л.С.Клейном (1927-2017) — он собрал цитаты из классиков, с точным указанием источника и номера страницы, распределив высказывания по разным археологическим эпохам, от эпохи первобытного камня австралопитеков до бронзового века, от раннего железного века и античности — до номадов и средневековья. Общеизвестно печальное влияние идеологии на генетику, историю, кибернетику. (Причина сочащейся ненавистью уничижительной фразы «кибернетика — продажная девка буржуазии» в том, что Норберт Виннер (1894-1964) доказал невозможность управления без обратной связи, а в сложных системах необходимо еще распределение и делегирование). Удивительно, что от ортодоксальной идеологии страдало и сельское хозяйство — у кого-то из классиков нашли фразу о том что почва — это просто набор минеральных веществ в грунте для питания растений. Почвоведение (наука о живой и меняющейся биоте), основанное геологом Василием Васильевичем Докучаевым (1846-1903) в XIX веке, затормозилось в развитии, химизация убила полезные микроорганизмы в земле, урожаи упали везде. Как параллельное следствие — стало невозможным появление гидропоники по причинам ортодоксального свойства.

Джонатан Рауш (р. 1960) делает обзор тоталитарного государства по Платону (429-347 годы до нашей эры), с диктатурой философов. Описывает ошибки Платона, которые при благих устремлениях приводят научное познание в тупик. Если люди — неумные и глупые, то из простого здравого смысла следует, что доверив неким людям (у Платона это сословие философов) монопольное установление дисциплины среди остальных людей в замкнутом пространстве, мы создаем идеальные условия для проявления всех перечисленных отвратительных качеств со стороны вечных управляющих — по отношению к управляемым.

Удивительно, как у утонченного циника и умнейшего скептика Сократа (470- 99 годы до нашей эры) вырос такой дуболомный ученик Платон. Прорыв в идеологии Рауш связывает с Джоном Локком (1632-1704), который предложил идею о том что легитимность определяется не личностью, а постоянным согласием. Распространение методик этой концепции на научное познание привело к колоссальному росту знания и НТР. (открытые дискуссии, свободная печать, равенство всех участников разговора, невозможность единовластия). Жизнь это не статика, это процесс постоянных изменений из-за появления новых игроков на сцене. В этом концепция Локка равна идее эволюции в биологии, в этом схожесть явлений — нет ничего вечного и закостенелого, всё есть процесс, эволюция.

В конце концов либеральная наука не учит нас, как что-то делать. Она представляет собой способ организации общества и модель поведения. Защищать ее, апеллируя только к технологическому успеху — значит защищать лаборатории и полностью игнорировать социальную инфраструктуру, которая обеспечивает условия для их работы. Так или иначе, большая часть того, что производит современная интеллигенция, — это не технологии, а знания. Социология и экономика не помогут вылечить рак, да и предсказательная сила у них невелика — но они не меньше, чем физика и химия, заслуживают того, чтобы их защитили от любителей подкорректировать результаты исследований или подвести их под политическую конъюнктуру. Ньютон говорил, что стоит на плечах гигантов. Это так, но что еще более важно, наука позволяет каждому из нас стоять на плечах миллионов простых исследователей. В авторитарных системах есть свои штучные интеллектуальные гиганты. Чего в них нет, так это способности организовывать и использовать ресурсы массы средних мыслителей. В обстановке когда убивают не людей за идеи, а только сами идеи, развитие науки идет быстрее.

Слишком много законов об оскорблении чувств верующих, когда никаких приборов для измерения чувств не существует и доказать степень изменения состояния чувств невозможно. И где противоположные законы — о награждении за поднятие духа верующих?

Автор разбирает конкретные примеры травли ученых не по научным, а по политическим основаниям — кто-то кого-то оскорбил, использовал агрессивную лексику на лекции, и всё — университеты начинают принимать внутренние законы, регламентирующие дискуссии. Подтягиваются креационисты, требующие равноправия в преподавании теорий происхождения жизни, приходят афроамериканцы, требующие переписать историю таким образом, чтобы ученым и политикам, выходцам из Африки, отводилось столько же места как и выходцам из Европы. Появляются феминистки, требующие квот в научных журналах. Геи требуют запретить психологам исследовать своё сообщество. Джонатан Рауш недоумевает: квоты на представительство при научных публикациях делают преференции определенным группам, но не развивают собственно науку. Далее Рауш рассказывает сюжеты о судебных делах, когда обиженные и оскорбляющиеся сделали из этого себе карьеру: «По мере того как все больше людей начали понимать, что могут добиваться привилегий и одерживать моральные победы благодаря тому, что их оскорбляют, многие из них становились активистами». Проникновение этого принципа «меня обидели или моя группа была обижена в прошлом веке по цвету кожи или полу, следовательно моя точка зрения важнее» в научный мир приводит в конечном итоге к развалу собственно научной дискуссии — гипотезы, открытия, факты, идеи не привязаны к человеку, они самодостаточны, ценность их не прибавляется за счет личности открывателя или ученого. Релятивистский подход «у каждого своя правда» — неверный и ошибочный, а вариант когда каждый может заблуждаться (фаллибилизм) — правомочен и позволяет развиваться. Единственное на чем держится наука — это проверка каждым каждого в поле общественной критики. Книга написана в 1993 году.

Источник