Меню

Самая популярная комедия гоголя



Самые известные произведения Гоголя

Писатель, чья жизнь и творчество овеяны мистическими подробностями, считается одной из самых выдающихся персон школы русского литературного реализма. Однако произведения Гоголя сочетают черты сатиры, романтизма и национального фольклора, что делает их привлекательными для читающей аудитории всех возрастов. Жизнь автора пришлась на первую половину XIX века, когда общественные волнения стали обретать фактическую форму, а свобода слова, пускай и несколько завуалированная из-за цензуры, перестала казаться категорически опасным и антигосударственным явлением.

Итак, представляем вашему вниманию самые известные произведения Гоголя, которые стоит прочитать.

1. Мертвые души

Гоголь задумал создать поэму и представить её в виде трёхтомного прозаического (по факту) сочинения. Относительно благополучно сложилась судьба только первой книги, которая была издана в 1842 г. Работа над вторым томом была практически завершена, но создатель предпочёл не публиковать результаты своих трудов (по распространённой версии, страницы были сожжены). Процесс написания третьего тома остановился на стадии создания набросков, отдельных записей, где идеи получили лишь частичную формулировку.

Сюжет «Мертвых душ» образовался с ловкой подачи А. С. Пушкина. Существует предположение, что поэт неохотно расстался с замыслами, над которыми намеревался поработать сам. В период южной ссылки опальный стихотворец услышал любопытную историю о приднестровском селении, где, по официальным данным, люди не умирают вовсе в течение нескольких лет. Позже выяснилось, что документы умерших передавались беглым крепостным работникам.

Чичиков, мелкий чиновник, путешествует по России под видом обеспеченного помещика. Умело втираясь в доверие к людям, авантюрист скупает за бесценок крестьян, которые давно умерли, но считаются живыми по документам, хранящимся у их хозяев. Помещики, разные по натуре и приоритетам, без опаски открывают перед мошенником двери своих домов.

2. Вечера на хуторе близ Диканьки

В 1829-32 годах Гоголь написал серию рассказов, которые вышли на страницах популярных изданий, когда автору исполнилось 22. Идеи для зарисовок, картин крестьянской жизни Гоголь перенял из писем матери. Писатель попросил родительницу описать ему старинные обычаи, придания и суеверия, которыми полнилась украинская земля. Мать выполнила просьбу, а Гоголь получил ценный материал, который переработал в шедевр фольклорной литературы. Книга состоит из двух частей, в каждой — 4 рассказа.

Фома Григорьевич некогда был отважным казаком, воином, который успел отдать долг родной земле. Теперь, в старости, запорожец стал служителем церкви. У него в «копилке» сохранилось немало историй о ведьмах, русалках, нечистой силе, которая вторгается в людскую жизнь по определенным дням, на большие духовные праздники и не только.

3. Вий

Замыкает тройку самых известных произведений Николая Васильевича Гоголя «Вий». Новелла, структурно разделенная на три части, появилась в сборнике «Миргород», вышедшем в свет в 1835 г. В личных записях автор указывает, главный персонаж относится к украинскому фольклору. Однако есть предпосылки считать, что герой был полностью выдуман писателем, инфернальный демон — собирательный образ.

Вий упоминается как суженый ведьмы в сказке «Иван Быкович», а также в сказаниях о Касьяне Безжалостном, оба персонажа имели сходства во внешнем описании: брови, веки и ресницы героя опускались так низко, что их приходилось поднимать со сторонней помощью и даже, по некоторым фольклорным источникам, с использованием железной вилки.

Студент из церковного учебного заведения отправляется на каникулы. По пути он просит ночлега у женщины, которая впоследствии оказывается ведьмой, только молитвами удаётся избавиться от её чар. Напуганный увиденным, Хома решает немедленно покинуть проклятое место и вернуться в семинарию. Однако в Киеве приходит распоряжение отправить студента обратно в злополучное село: там, в течение трёх ночей, необходимо провести обряд отпевания молодой девушки.

4. Тарас Бульба

Первое издание «Тараса Бульбы» датируется 1835 г. Перед написанием одного из самых известных произведений Гоголь изучил множество исторических источников. Существует две версии относительно того, кем был реальный прототип главного героя. Согласно одной, образ списан с казачьего атамана с фамилией Макуха. Доблестный предводитель лишил жизни собственного сына Назара, обвинив его в измене Родине, когда тот перешёл на сторону поляков во время Хмельницкого восстания. Вторая версия повествует о том, что Гоголь вдохновился народной песней о Саве Чалом, который был казнен по приказу родного отца по причине предательства народных интересов.

Полковник казачьего войска встречает двух своих сыновей, прибывших в родной дом после завершения учёбы в Киеве. Отец не даёт времени молодым мужчинам побыть с матерью и отправляется с ними в Запорожскую Сечь, считая боевую военную обстановку лучшей школой жизни для молодёжи из станицы. Там судьбы братьев расходятся, младший, Андрий, выбирает путь против отца, повинуясь зову влюблённого сердца.

5. Ночь перед Рождеством

Это произведение открывает вторую часть известной книги Гоголя, посвящённой мистическим событиям на украинском хуторе. Повесть была издана в 1832 г. Местом рождения Гоголя считается местечко под Полтавой. Воспоминания о жизни в родном поселении, впечатления, услышанные в детстве рассказы автор воплотил в повести. Отличительная черта — демонические женские образы. В подобном жаре Гоголь предпочитал изображать женщин злыми, но не обделенными естественной выразительной красотой.

В маленьком украинском селе во времена правления императрицы Екатерины II происходят странные явления: ночью правит бал ужасающий тандем Ведьмы и Чёрта, которые устраивают ненастья, чтобы вмешаться в планы селян. Больше всего Чёрт ненавидит Вакулу, который как раз накануне собрался в гости к Оксане, дочери Корния Чуба. Хвостатый демон всячески старается не допустить, чтобы суровый отец девушки покинул хату и отправился на кутью к дьяку, позволив кузнецу остаться с Оксаной наедине.

6. Невский проспект

«Невский проспект» — известное произведение Гоголя, которое является частью «Петербургских повестей», написанных в период с 1833 по 1834 гг. Публикация состоялась через год после завершения творческой работы. Идея сюжета возникла в 1831 году, когда были сделаны первые наброски литературных зарисовок, посвящённых северной столице.

Художник Пискарёв знакомится на главной улице Петербурга с прекрасной дамой. Красавица увлекает и приглашает в гости. Зайдя в помещение, молодой человек осознаёт, что попал в публичный дом, а его избранница является здесь работницей. Оскорбленный, смущённый и растерянный мужчина покидает залу и устремляется к себе на квартиру. Так возникает череда таинственных видений, которые начинают преследовать неискушенную творческую натуру на фоне живописной смены дней и ночей в городе на Неве.

7. Ревизор

Первая публикация комедийной пьесы Гоголя «Ревизор» состоялась в 1836 году, повторная — в 1842 г. Гоголь посещал литературные кружки, где не раз встречался с А. С. Пушкиным. Однажды, пребывая в творческом поиске, писатель обратился к Александру Сергеевичу с просьбой поведать ему занятную историю. Сюжет Николай Васильевич пообещал воплотить в произведении, которое окажется «смешнее, чем в аду», по его собственным словам. Поэт откликнулся и рассказал анекдот о неком гражданине Криспине, который, будучи проездом в провинции, был принят по ошибке местными чиновниками за проверяющего инспектора, чем заслужил чрезвычайное внимание и привилегии.

Мелкий служащий Хлестаков прибывает в Саратовскую губернию со своим слугой, следуя из Петербурга. Значительный проигрыш в карты поставил заезжего гражданина в крайне затруднительную финансовую ситуацию. Однако сложности быстро разрешились: губернатор и его подчинённые в страхе ожидали приезда ревизора из столицы и совместно решили, что Хлестаков — та самая важная, влиятельная персона.

8. Шинель

В опубликованном в конце 1842 года третьем томе повестей о Петербурге имеет место произведение, ставшее со временем литературной декларацией о необходимости образования в обществе равенства среди социальных слоёв и о важности личных прав каждого человека. Повесть стала образцовой в жанре описания судьбы и общественной роли «маленького человека». Замысел возник, когда Гоголь, будучи в компании товарищей, услышал анекдот о бедном чиновнике, который очень долго откладывал деньги на покупку ружья, а когда смог позволить себе приобретение, моментально потерял «трофей». История рассмешила собравшихся, а Гоголю стал грустно и тоскливо. Он написал собственный сюжет и старательно переделывал его в течение трёх лет, постепенно уменьшая ироничную составляющую в пользу более обширной патетики с нотками сентиментальности.

Читайте также:  Топ 10 самых популярных мелодрам

Акакий Акакиевич служит в должности титулярного советника и получает довольно скромное жалование. Однажды он замечает, что его шинель прохудилась, необходимо сдать её в ремонт. Портной отказывается чинить одежду и назидательно рекомендует пошить новую вещь. Скопив деньги и урезав расходы, чиновник становится обладателем новой шинели, но тут происходит фатальное происшествие.

9. Нос

Сатирой на грани абсурда — вот чем явилась известная повесть Гоголя «Нос», опубликованная в 1836 году. Изначально писатель намеревался создать произведение, которое в равной степени высмеивало бы устаревавшие крепостнические порядки, коррупцию в рядах государственных служащих и отсутствие прав у простого народа. Идеи должны были предаваться через внутренний конфликт главного героя. Однако в процессе попыток опубликовать готовый материал автор столкнулся с рядом трудностей, работу назвали тривиальной и пошлой, после чего Гоголь несколько раз переписывал финал.

Мелкий чиновник Ковалёв просыпается однажды утром и обнаруживает… пропажу носа. В отчаянии коллежский асессор обращается в полицию и самостоятельно попутно отправляется на поиски. У Казанского собора Нос неожиданно объявляется, облаченный в мундир и при оружии, однако владельцу так и не удаётся вернуть утраченную часть лица, что становится началом стремительного фантастического преследования.

10. Портрет

Известная повесть Гоголя «Портрет» с различными изменениями в содержании публиковалась в 1834 и 1842 годах. Принято считать, что сюжет был навеян влиянием западных авторов, угадываются черты Эрнста Гофмана, Эдгара По, В. Ирвинга.

Чартков — бедный художник, которому едва хватает заработанных средств, чтобы оплачивать комнатку в Петербурге. Однажды наступает тяжелый период, молодой человек не может себе в дальнейшем позволить снимать жильё. Печальному факту предшествовала спонтанная покупка. Чартков увидел в антикварной лавке портрет, который поразил его техникой написания, придающей особенную живость чертам лица героя. Следующей ночью художнику приснился сон, будто человек, изображенный на картине, вручает ему мешок с золотыми монетами. Проснувшись, молодой человек понимает: сон связан с реальностью, ведь у него в руках оказываются те самые деньги.

Источник

Самая известная пьеcа Гоголя-комедия Ревизор. Насколько она современна в наши дни? Привидите примеры пожалуйста.

Происходящее в комедии выявляло истинное уродливое и смешное лицо людей, вызвало смех над ними, над их жизнью и жизнью всей России. «Чему смеетесь? Над собой смеетесь!» -эти слова обращены прямо в хохочущий зрительный зал.
Сам Гоголь так писал о замысле этой комедии: «В «Ревизоре» я решился собрать в одну кучу все дурное в России, какое я тогда знал… и за одним разом посмеяться над всем» .

В качестве эпиграфа к комедии Н. В. Гоголь взял пословицу: “На зеркало неча пенять, коли рожа крива”. Гоголь придавал пословицам огромное значение: “. в них всё есть: издевка, насмешка, попрек, словом -шевелящее и задевающее за живое”.
Интересно, что эпиграф появился не сразу, а только через шесть лет после выхода комедии в свет. Он стал ответом Гоголя многочисленным критикам, которые буквально обрушились и на саму пьесу, и на ее автора. Вероятно, они узнали в героях комедии себя. Ведь Гоголь вывел на сцену практически все русские характеры. Были вскрыты все общественные пороки-взяточничество, казнокрадство, лень, угодничество и многие другие.
Гоголь показал их так ярко и убедительно, что комедия приобрела силу документа, обличающего существующий строй.

Критики обозлились не случайно: Гоголь обладал даром обобщать свои наблюдения и создавать художественные типы, в которых каждый мог найти как свои черты, так и черты своих знакомых. Так, многие российские почтмейстеры узнавали себя в Шпекине. Ведь они точно так же, как и он, вскрывали частные письма и посылки.
Влияние комедии «Ревизор» на российское общество было огромным. Фамилия Хлестаков стала употребляться как имя нарицательное. А хлестаковщиной стали называть любое безудержное фразерство, ложь, беззастенчивое хвастовство в сочетании с крайней несерьезностью. Гоголю удалось проникнуть в самую глубину русского национального характера, выудив оттуда образ лжеревизора-Хлестакова. По мнению автора, всякий русский человек хоть на минуту делается Хлестаковым, независимо от своего социального положения, возраста, образования и так далее.
Растут только грехи от эпохи к эпохе и сатира превращается в трагедию.
Но, может быть, пьеса действительно устарела? Может быть, образы ее героев стали нам непонятны, может быть, мы не знаем, что такое «хлестаковщина» , что такое «взятка» , что такое подхалимство?
С этим трудно согласиться, хотя такое предположение и звучит заманчиво. Эта комедия сохраняет свою актуальность и в наши дни, — ни один из высмеянных пороков не исчез.

Источник

Комедии Н. В. Гоголя. Поэтика комического

Комедии Н. В. Гоголя. Поэтика комического

Драматургический талант Гоголя раскрылся очень рано. Еще в Нежинской гимназии он принимает активное участие в ученических постановках. По свидетельству однокашников, юному Гоголю весьма удавалась роль госпожи Простаковой из знаменитого «Недоросля» Д. И. Фонвизина. Вероятно, неслучайно тесное переплетение комического и трагического в характере героини Фонвизина так плодотворно будет воспринято будущим автором драматических развязок «Женитьбы», «Игроков», «Ревизора», в которых переживание комедийными героями «обмана» жизни неожиданно достигает подлинно шекспировского масштаба обобщения.

К написанию комедий Гоголь приступил одновременно с завершением работы над циклом повестей «Вечера на хуторе близ Диканьки». Концом 1832 – началом 1833 г. датируются черновики первой незавершенной комедии «Владимир III степени». Петербургский чиновник Иван Петрович Барсуков мечтает об ордене святого Владимира III степени, и в конце концов эта мечта принимает форму навязчивой идеи, на которую уходят все душевные силы героя. Развязка этой ситуации, в чем-то предвосхищающей замысел повести «Шинель», комична и трагична одновременно: герой сходит с ума, вообразив, что он сам и есть орден Владимира III степени. В последней сцене сумасшедший, воображая себя крестом (такую форму имеет орден), становится перед зеркалом, подымает руки так, что делает из себя подобие креста, и не насмотрится на изображение. Так в сюжете этой незаконченной комедии реализуется один из «фирменных» гоголевских приемов комического: отождествление человека с вещью, живого с мертвым, принимающее в сознании героев фантастические, гротесковые размеры. Этот прием в творчестве Гоголя впоследствии приобретет универсальный смысл и выйдет за рамки комедийного жанра, получит статус своеобразного символа русской жизни в петербургских повестях и, конечно, в поэме «Мертвые души». Вероятно, в стремлении Гоголя к обобщению комедийной ситуации, начиная с замысла первых комедий, заключалась и причина неудачи «Владимира III степени». «Он слишком много хотел обнять в ней…и потому с досады ничего не написал», – свидетельствовал в одном из писем современник и друг Гоголя П. А. Плетнев[151]. Впрочем, о неудаче в данном случае можно говорить весьма условно, так как в 1842 г., готовя собрание своих сочинений, Гоголь переработал черновики «Владимира III степени» в самостоятельные пьесы, которые последующая критика окрестила «маленькими комедиями» (по аналогии с пушкинскими «маленькими трагедиями»): «Утро делового человека» (впервые опубликована в журнале Пушкина «Современник» в 1836 г.), «Тяжба», «Лакейская» и «Отрывок».

К 1842 г. получают свое художественное решение и замыслы других комедий Гоголя, начатых в 1832–1837 гг. Дописываются «Женитьба», «Игроки» и создается окончательная редакция «Ревизора». Уже сама хронология работы над комедиями позволяет говорить о своеобразной последней авторской воле, одинаково проявившейся в окончательной редакции стиля практически всех комедий, включая и «Ревизора». Эту волю можно понять, вспомнив, какое значение сам автор придавал смеху как единственному «положительному лицу» своих комедий. По нашему убеждению, можно ставить вопрос о едином смеховом мире гоголевских пьес, внутренние законы которого начали формироваться еще в пору написания «Владимира III степени» и, пройдя художественную огранку в стиле «маленьких комедий», «Женитьбы» и «Игроков», нашли свое совершенное художественное воплощение в стиле «Ревизора».

Читайте также:  Предприятия популярные во всем мире

Итак, через все комедии Гоголя проходит целый ряд устойчивых приемов комического. Они образуют определенную систему миромоделирующих смыслов, из которых и слагается содержание «смехового мира» Гоголя-комедиографа. Дадим определение этих приемов, а также приведем примеры, позволяющие сделать вывод о содержательном наполнении каждого.

1. Немотивированное включение в речь героя ненужных, неуместных подробностей. «Утро делового человека». Свой рассказ о визите к министру, имеющем важное значение для карьеры обоих собеседников, Александр Иванович начинает издалека, с упоминания о том, какая была в тот день погода и какое нижнее белье на нем было одето: «Сегодня поутру было немножко холодненько. Ведь я, как, думаю, вам известно, имею обыкновение носить лосиновую фуфайку: она гораздо лучше фланелевой и притом не горячит. И по этому-то случаю я велел подать себе шубу». О том, что он носит лосиновую фуфайку (бесподобное гоголевское «как, думаю, вам известно»), Александр Иванович сообщает с убежденностью, что детали его нижнего гардероба должны быть интересны окружающим не менее, чем подробности его разговора с министром. «Женитьба». Сваха Фекла объясняет Кочкареву, как найти дом Агафьи Тихоновны: «А вот как поворотишь в проулок, так будет тебе прямо будка, и как будку минешь, свороти налево, и вот тебе прямо в глаза – то есть, так вот тебе прямо в глаза и будет деревянный дом, где живет швея, что жила прежде с сенатским обер-секлехтарем. Ты к швее-то не заходи, а сейчас за нею будет второй дом.» и т. д. Жевакин, представляясь Арине Пантелеймоновне, ни с того ни с сего стал подробно рассказывать про какого-то своего однофамильца, который был ранен «под коленком, и пуля так странно прошла, что коленка-то самого не тронула, а по жиле прихватила – как иголкой сшило, так что когда, бывало, стоишь с ним, все кажется, что он хочет тебя коленком сзади ударить». «Ревизор». Не менее колоритен и рассказ Бобчинского и Добчинского о том, как они «вычислили» в проезжем бедном чиновнике Хлестакове «настоящего» ревизора. Это «неожиданное известие» как-то странно сосуществует в голове двух сплетников с «будкой, где продаются пироги», с ключницей городничего Авдотьей, которая была послана к Филиппу Антоновичу Почечуеву за бочонком для французской водки… Далее повествуется о «желудочном трясении» у Петра Ивановича, о трактирщике Власе, жена которого три недели тому назад родила «пребойкого мальчика», и т. д.

На первый взгляд кажется, что Гоголь просто смеется над патологическим многословием своих героев, стремящихся заполнить «пустоты» сознания всяким мелочным вздором. Конечно, есть в этом комическом приеме и такое, чисто фарсовое назначение. Но все-таки суть им не ограничивается. Уже само по себе желание возвести мелочные интересы в статус государственного дела, придать им чуть ли не мировое значение показательно. Герои сами желают обманываться, принимая малое за большое, ничтожное за великое. Поэтому Хлестакову и не пришлось особенно стараться, выдавая себя за ревизора: понимание разницы между «фитюлькой» и важным чиновником давно уже утрачено окружением городничего. Знаменательно также, что в ряду ненужных «подробностей» находятся люди. Они кощунственно уравниваются в речи героев с «лосиновой фуфайкой», разнообразными «будками», «пирогами», «бочонком для французской водки» (уже само по себе наличие в российском уездном городе таинственной «французской водки» может вызвать удивление), «желудочным трясением» и т. п. Духовное (человек) приравнивается к плотскому (еда), оно становится «деталью» вещной обстановки, интерьера. Гоголь по-своему использует типичный для русской комедии прием включения в действие так называемых «внесценических персонажей». В отличие от комедий Фонвизина или Грибоедова, эти персонажи, как правило, ничего не типизируют и не расширяют. «Прелесть в том, – проницательно замечает В. Набоков, – что эти второстепенные персонажи потом так и не появляются на сцене. Все ружья висят в воздухе и не стреляют; надо сказать, что обаяние его намеков и состоит в том, что они никак не материализуются»[152]. Да, все, что читателю и зрителю известно об этих внесценических персонажах, – это их должности или, в лучшем случае, имена (иногда отчества и фамилии). Ключница Авдотья, Антон Филиппович Почечуев, трактирщик Влас, швея, «обер-секлехтарь» – это не люди, а некие загадочные фантомы, имена и фамилии которых часто ничего не значат. Ибо они называют призраки. Прием сатирически значащей фамилии Гоголь постепенно начинает выводить из арсенала художественных приемов русской комедии (хотя, разумеется, и остается еще значительное количество «Пролетовых», «Гибнеров», «Держиморд»). И это важно, поскольку именно в комедиях Гоголь начинает показывать трагический процесс деноминации (разыменования) человека, утраты им своего лица, а вместе с ним – и своего имени. Все больше вводится фамилий и имен, представляющих бессвязный набор звуков, откровенную бессмыслицу (Прольдюковский, Почечуев, Яичница, Кочкарев, Сквозник-Дмухановский, Швохнев и т. п.).

2. Немотивированное отклонение в речи героя от главной темы, неожиданное переключение внимания на другой предмет или лицо в разговоре, резкая перемена намерений, бросание из одной крайности поведения в другую.

«Утро делового человека». Александр Иванович, подойдя в рассказе к центральному эпизоду своего визита к министру (его высокопревосходительство спросил об Иване Петровиче Барсукове), вдруг «поднимает вверх глаза» и прерывает рассказ странным вопросом: «Довольно хорошо у вас потолки расписаны: на свой или хозяйский счет?». Ивану Петровичу стоит больших усилий вернуть собеседника к сути разговора, впрочем, завершившегося для него безрезультатно. «Ревизор». Голодный Хлестаков в гостинице, тщетно ожидающий обеда, уж подумывает о возможности «что-нибудь пустить в оборот». Но тут же отказывается от этого намерения, желая «приехать домой в петербургском костюме». Развивая эту тему, он совсем уже забывает о чувстве голода, фантазирует, как он «этаким чертом», в карете с фонарями, с Осипом, одетым в ливрею, приедет к соседу-помещику, как его встретят на балу и т. п. И так же неожиданно, как он забыл о чувстве голода, вспоминает о нем в конце монолога: «Сударыня, как я… (Потирает руки и пошаркивает ножкой). Тьфу! (плюет) даже тошнит, как есть хочется». Иногда переход от одного желания к прямо противоположному совершается в сознании Хлестакова мгновенно, без всякого перехода. «Городничий: …Не прикажете ли отдохнуть? Хлестаков: Вздор – отдохнуть. Извольте, я готов отдохнуть». «Женитьба». Кочкарев почти насильно приводит Подколесина на решающее свидание с будущей невестой и, по сути, сам делает за Подколесина ей предложение. Однако тут в его нерешительном подопечном вдруг просыпается желание обвенчаться с невестой в церкви немедленно. И вот заключительный монолог Подколесина, принявшего окончательное решение жениться, развивает тему женитьбы уже как дела государственной важности («Если бы я был где-нибудь государь, я бы дал повеление жениться всем, решительно всем…»). Затем вдруг его охватывает чувство страха перед неотвратимостью события («…и уж после ни отговорки, ни раскаянья, ничего, ничего – все кончено, все сделано»). Потом, после серии «отступных» вопросов («А будто и в самом деле нельзя уйти?»; «Как же без шляпы? Неловко»; «А что, если попробовать?»), следует знаменитый головокружительный прыжок Подколесина в окно.

Читайте также:  Популярные медицинские журналы для врачей

Эти неожиданные переходы от одного намерения к другому, прямо противоположному, способность героев легко отвлекаться «в сторону» от главной мысли или нити разговора (отсюда часто встречаются комические случаи «разговора глухих»), неспособность долго концентрировать внимание на каком-то одном предмете или явлении – все вместе свидетельствует об иррациональности сознания гоголевских персонажей как результате сиюминутности, спонтанности их реакции на происходящее. Поведение героев ситуативно, оно целиком определяется рамками настоящей минуты, данной конкретной ситуации. В характере героев, как правило, отсутствует какой-то определенный нравственный стержень (знаменитая хлестаковская «легкость мыслей необыкновенная»). Они не злые, но и не добрые. Они никакие, ибо совершают добрые или злые поступки без всякой намеренной цели. Содержание своих поступков они черпают, инстинктивно предугадывая ожидания окружающих. В этом смысле их аморфные характеры можно сравнить с водой, которая принимает легко формы того сосуда, в который ее наливают. Именно бесхарактерность, безликость Хлестакова и дала основание Гоголю назвать его «лицом фантасмагорическим, лживым, олицетворенным обманом». Таким образом, этот прием комического заостряет изображение современного Гоголю мира и человека как призрачной, миражной действительности.

3. Причинно-следственные несоответствия в сознании и поступках героев, подчеркнуто неадекватная реакция на ситуацию или действия собеседника.

На этом алогизме строится наибольшее количество комических ситуаций в пьесах Гоголя. Так, за несоблюдение полей Иван Петрович угрожает своему секретарю Шрейдеру заключением под арест («Утро делового человека»). Стоило барану заблеять под окном роженицы – и вот «от незначительного обстоятельства» произошла катастрофа: родился «заседатель», у которого вся нижняя часть лица баранья («Тяжба»). Аналогичное несчастье постигло и другого «заседателя» – подчиненного Аммоса Федоровича Ляпкина-Тяпкина («Ревизор»). Оказывается, «в детстве мамка его ушибла, и с тех пор от него отдает немного водкою». Таковы же непредсказуемые последствия от, казалось бы, вполне невинных проделок учителя гимназии, который имеет обыкновение делать гримасы во время уроков. Лука Лукич Хлопов бессилен исправить положение: «Он-то ее сделал от доброго сердца, а мне выговор: зачем вольнодумные мысли внушаются юношеству». В самом факте ревизии Аммосу Федоровичу видится «политическая причина»: «Это значит вот что: Россия…да…хочет вести войну, и мини-стерия-то, вот видите, и подослала чиновника, чтобы узнать, нет ли где измены». После всего сказанного стоит ли удивляться тому, что Бобчинский и Добчинский приняли Хлестакова за ревизора потому, что «в лице этакое рассуждение… физиономия… поступки, и здесь (Бобчинский вертит рукой около лба) много, много всего».

Итак, в мире, где живут гоголевские герои, нет четких ориентиров. Беды надо ждать не от трагических событий, а от «незначительных обстоятельств». Вот почему именно «фитюлька» Хлестаков, а не высокопоставленный чиновник вызывает у городничего и его окружения панический страх. Причем, чем больше Сквозник-Дмухановский постигает всю малость и незначительность фигуры Хлестакова, тем больше контрастирует с этой фигурой ощущение катастрофичности происходящего. Ощущение это вполне выражают слова Артемия Филипповича: «Страшно просто. А отчего, и сам не знаешь».

Таким образом, анализ только небольшой группы приемов комического в пьесах Гоголя позволяет прийти к выводу, что предметом обличения в них являются не только «общественные пороки» (продажность чиновников, бюрократизм властей и т. п.), но прежде всего коренное неустройство мира в целом. В совокупности приемы комического, используемые Гоголем, создают ощущение абсурдности происходящего. Еще один шаг – и эта абсурдность обернется гротеском, чудовищной фантастикой. Но Гоголь, как пишет Ю. В. Манн, не переходит за эту грань, удерживая изображение в рамках бытового правдоподобия, создавая «комедию характеров с гротесковым отсветом»; собственно, поэтика комического и создает ту «миражную интригу» в его пьесах, которая наиболее полное выражение находит в сюжете «Ревизора».

Читайте также

Поэтика комедии «Горе от ума».

Поэтика комедии «Горе от ума». Как первая в новой русской литературе реалистическая комедия, «Горе от ума» несет в себе признаки яркого художественного своеобразия. На первый взгляд в ней ощутима связь с традициями классицизма, проявляющаяся в быстром развитии действия,

Посвящение к неизданной комедии

Посвящение к неизданной комедии Не жди ты песен стройных и прекрасных, У темной осени цветов ты не проси! Не знал я дней сияющих и ясных, А сколько призраков недвижных и безгласных Покинуто на сумрачном пути. Таков закон: все лучшее в тумане, А близкое иль больно, иль

Жанровое новаторство комедии «Ревизор»

Жанровое новаторство комедии «Ревизор» Новизна «Ревизора» заключалась, в частности, в том, что Гоголь перестроил тип сценической интриги: теперь она приводилась в движение не любовным импульсом, как в традиционной комедии, но административным, а именно: прибытием в

Глава 9. Комедии Мольера

Глава 9. Комедии Мольера Уже в первой половине XVII в. теоретики классицизма определили жанр комедии как жанр низший, сферой изображения которого были частная жизнь, быт и нравы. Несмотря на то что во Франции к середине XVII в. были написаны комедии Корнеля, Скаррона, Сирано

Н. В. Гоголь-сатирик (по комедии «Ревизор»)

Н. В. Гоголь-сатирик (по комедии «Ревизор») I. Характер комического в творчестве Гоголя.1. Анекдот, выразивший закономерность порока.II. Беспощадный портрет города N – портрет России.1. Отцы города и их отношение к службе.2. Мечты Городничего и мечты Хлестакова как отражение

Из истории комедии во Франции*

Из истории комедии во Франции* На днях вышел в свет пятый том монументальной «Общей истории театра во Франции» профессора и вице-президента сената Эжена Лентиляка. Том этот заканчивает собой первую часть труда — историю комедии от Средних веков до Второй империи. В трех

Основы жанровой типологии трагедии и комедии

Основы жанровой типологии трагедии и комедии Трагедия и комедия как жанры сформировались в литературе Древней Греции, постепенно выделившись из единого синкретического обрядно-культового действа, которое включало в себя элементы трагики и комики. Поэтому в своих

Поэтика жанра комедии в его генетических связях с сатирой и трагедией

Поэтика жанра комедии в его генетических связях с сатирой и трагедией Большинство комедий Сумарокова (всего он создал 12 комедий) было написано в годы, наиболее продуктивные для жанра трагедии: в 1750 г. появился первый комедийный цикл Сумарокова – «Тресотиниус»,

Поэтика комедии «Мот, любовью исправленный»: амплуа говорящего персонажа

Поэтика комедии «Мот, любовью исправленный»: амплуа говорящего персонажа Остроту литературной интуиции Лукина (намного превышающую его скромные творческие возможности) подчеркивает то обстоятельство, что в качестве источника для своих «преложений» он в большинстве

Поэтика комедии «Щепетильник»: синтез одо-сатирических жанровых формант

Поэтика комедии «Щепетильник»: синтез одо-сатирических жанровых формант Комедию «Щепетильник» Лукин «склонил на русские нравы» с английского подлинника, нравоописательной комедии Додели «The Toy-shop», которая уже во времена Лукина была переведена и на французский язык под

Поэтика стихотворной высокой комедии: «Ябеда» В. В. Капниста (1757-1823)

Поэтика стихотворной высокой комедии: «Ябеда» В. В. Капниста (1757-1823) При всей внешней разности эволюционных путей и генетических основ прозаической и стихотворной комедии XVIII в. их внутренняя устремленность к одной и той же жанровой модели национально-своеобразной

Практическое занятие № 4. Поэтика комедии Д. И. Фонвизина «Недоросль»

Практическое занятие № 4. Поэтика комедии Д. И. Фонвизина «Недоросль» Литература: 1) Фонвизин Д. И. Недоросль // Фонвизин Д. И. Собр. соч.: В 2 т. М.; Л., 1959. Т. 1.2) Макогоненко Г. П. От Фонвизина до Пушкина. М., 1969. С. 336-367.3) Берков П. Н. История русской комедии XVIII в. Л., 1977. Гл. 8 (§ 3).4)

Источник