Меню

Санкции россии рейтинг путина



К чему приведут санкции против «друзей Путина»?

Публичные способы воздействия на Россию для Запада практически исчерпаны, однако это не означает, что давление прекратится, полагают эксперты.

Судя по всему, «коллективный Запад» в лице Соединенных Штатов и стран Евросоюза после некоторых размышлений все же примет новый пакет персональных санкций в отношении российского руководства и близких к нему бизнесменов в связи с ситуацией вокруг отравления и ареста Алексея Навального, а также жестоким подавлением мирных протестов в России и другими нарушениями прав человека.

Политические эксперты, с которыми пообщался на эту тему обозреватель «Росбалта», высказали свое мнение о том, приведет ли этот новый раунд международного давления на Кремль к еще большему прессингу в отношении несогласных внутри страны (особенно с учетом того, что один из соратников Навального Леонид Волков уже объявлен Россией в международный розыск), или же давление на оппозицию, наоборот, несколько снизится.

Александр Кынев, политолог:

«Сейчас никто не знает, чем все закончится. Закручивание гаек в России уже зашло достаточно далеко. Что дальше? Начнут привлекать к ответственности родственников «иностранных агентов»? Это практика, которая была демонтирована даже в Советском Союзе и не встречается сегодня нигде в мире.

На мой взгляд, ситуация в этом смысле достаточно тупиковая. Усиление давления на оппозицию в ситуации роста недовольства внутри страны — вещь достаточно бессмысленная и, больше того, контрпродуктивная. В условиях роста недовольства продолжать закручивание гаек — значит, вести к радикализации оппозиции.

Если власть продемонстрирует отсутствие вменяемости, продолжая давление на своих оппонентов в условиях роста протестных настроений, то будет обратный эффект, радикализация со всеми вытекающими из нее последствиями. Режим такая политика никак не укрепит. Его представителям стоит почитать соответствующие страницы истории ряда стран. Увеличение вероятности катастрофических сценариев в этом случае повышается.

С другой стороны, поддержки власти взяться неоткуда, она для этого не делает ничего. Диалог с обществом сейчас отсутствует совсем. Дело идет к тому, что все может кончиться очень плохо».

Николай Петров, руководитель Центра политико-географических исследований:

«В нынешней ситуации у Запада совсем немного рычагов влияния на то, что происходит в России. Пользоваться этими рычагами надо осторожно. Мне кажется, что немедленного результата самые жесткие персональные санкции дать не могут.

Есть публичные и непубличные способы воздействия на ситуацию внутри России. Публичные методы Запада будут использованы Кремлем во внутриполитических целях, поскольку Америка и Европа сегодня для него не так важны, как то, что происходит в стране. В этом смысле Западу стоит быть очень осторожным и, может быть, избегать прямой конфронтации с Москвой в связи с новыми санкциями. Это не значит, что не надо ничего предпринимать, но на мой взгляд, у Запада сегодня гораздо меньше возможностей влиять на ситуацию внутри России, но больше опасность того, что эти его попытки приведут к негативным последствиям.

Не думаю, что у Запада сейчас есть возможности для того, чтобы как-то сразу улучшить положение Навального и других протестующих, но не забывать об этом, демонстрируя, что к их положению приковано внимание, может быть очень важным для того, чтобы ситуация в этой сфере не ухудшалась».

Дмитрий Орешкин, политолог:

«В краткосрочной перспективе скорее будет хуже, потому что официальная пропаганда использует новые санкции как результат «предательской» деятельности оппозиции и скорее они вызовут раздражение большей части населения. Тем более, что согласно опросам «Левада-центра» (признанного в России иностранным агентом), большинство россиян не поддерживает прошедшие протесты. Если теперь еще будут объявлены и новые санкции, телевизионная пропаганда расскажет, что все это направлено против России.

Кроме того, те 20% избирателей, которые поддерживают сегодня Навального, это некоторый предел (насыщение) его поддержки. То есть «ничейного», неопределившегося электората сегодня не осталось. Чтобы увеличивать свою поддержку, Навальному теперь придется «откусывать» от электората Путина или Зюганова. Для этого ему нужны какие-то качественно новые шаги.

Очередные санкции явно не добавят Навальному новых голосов, но еще больше обременят развитие экономики, вызовут также и раздражение тех людей, которые входят в высшие эшелоны власти, не выступают против Путина, но и не испытывают большой радости от того, что сейчас происходит в стране и от того, что Россия все больше предстает в токсичном виде.

Позиции Путина санкции тоже не укрепят. В итоге в среднесрочной и долгосрочной перспективе они будут на пользу оппозиции в широком смысле этого слова, то есть не только навальнистам, но и коммунистам, и яблочникам».

Источник

Байден готовит Путина к «шоковой терапии» и к курсу 120 рублей за доллар

США и Великобритания могут ввести ограничения против российского долгового рынка за химоружие и Навального

США и Великобритания обсуждают новые «экстремальные санкции» против Российской Федерации. Они включают в себя не только ограничения против олигархов, к которым может быть применен «акт Магнитского», но и санкции против российского госдолга. Как пишет Bloomberg со ссылкой на источники, крайние меры могут быть введены в случае нарушения запрета на применение химического оружия и, скорее всего, будут синхронизированы с Евросоюзом. По словам одного из источников, еще одним триггером для санкции может стать и «упорство» российских властей в отказе расследовать отравление Алексея Навального.

О санкциях против суверенного долга России в США раздумывают уже давно, однако до сих пор они не вводились, так как могут нанести ущерб американским и европейским инвесторам. Против этого решения выступил американский Минфин в 2018 году, указав, что оно может вызвать негативные последствия для мировых финансовых рынков.

Читайте также:  Бюджетные карандаши для глаз рейтинг

В 2019 году после отравления Сергея и Юлии Скрипалей США ввели частичные санкции против российского госдолга, запретив своим инвесторам участвовать в первичных размещениях валютных госбумаг России (еврооблигаций). Однако на вторичном рынке торговля российскими евробондами и покупки рублевых ОФЗ не блокировалась, так что ограничения были чисто символическими.

Однако теперь члены новой демократической администрации полагают, что последствия от санкций против российского госдолга могут быть не такими уж серьезными для США и мировой финансовой системы, так как объем инвестиций сократился. Такого мнения придерживается, например, замглавы Совета нацбезопасности Далип Сингх. Для ограничений готова и законодательная база — в конгрессе давно зарегистрированы законопроекты DASKA («О защите американской безопасности от агрессии Кремля») и DETER («О сдерживании иностранного вмешательства в американские выборы»), включающие соответствующие санкции. Надеяться можно разве что на то, что после выборов 2020 большинство осталось за республиканцами, которые были против таких мер.

Российские власти неоднократно говорили, что готовы к санкциями против госдолга, хотя считают из маловероятными. Однако, несмотря на браваду, они несут серьезные риски для российской экономики. Счетная палата отмечала в октябре, что высокая доля нерезидентов на рынке ОФЗ создает риски для федерального бюджета на тот случай, если «массовая реализация нерезидентами принадлежащих им портфелей ОФЗ» приведет к росту доходности госбумаг.

По данным ЦБ РФ, иностранные инвесторы держат 42,8 млрд. долларов в рублевых облигациях федерального займа, занимая 23,4% рынка, а в отдельных выпусках их доля достигает 50% или выше. На рынке валютного госдолга нерезидентам принадлежит 55%, или 21 млрд. долларов. Таким образом, внешний госдолг правительства РФ составляет 63,8 млрд. долларов — около четверти годовых доходов федерального бюджета и примерно 10% российских ЗВР.

Ведущий аналитик ФГ «Калита-Финанс» Дмитрий Голубовский объясняет, что в случае введения санкций против госдолга РФ, курс рубля может подскочить в моменте до 120, но в итоге экономика вернется примерно в нынешнее состояния, так как иностранный долг выкупят отечественные банки.

— Рассматривается два основных варианта санкций против российского госдолга. Первый сценарий — запрет на покупку новых выпусков бумаг, и второй — полный запрет на владение.

Если будет введен запрет на покупку новых выпусков, но всем, кто ими уже владеет, дадут досидеть до погашения, это спровоцирует некую волатильность рубля, курс на время подскочит до 80, после чего все вернется на круги своя. Потому что все, кому нужно будет покупать российский госдолг, будут делать это через офшоры, а не напрямую. Отследить выполнение этих санкций не так просто, если хорошо выстроить финансовую логистику.

Конечно, какие-то фонды вообще уйдут с российского рынка и перестанут покупать наш госдолг. В худшем случае, мы вернемся в ситуацию, когда иностранцам было запрещено напрямую инвестировать в наш госдолг. Напомню, что до того, как иностранным инвесторам открыли доступ к нашему долговому рынку, они могли покупать ОФЗ, только открывая счет непосредственно в России. Эти бумаги не котировались в европейских системах Euroclear и Clearstream.

Это значит, что доходность по ОФЗ будет на 1−1,5% выше. Это несет определенную нагрузку для долгового рынка и бюджета, но с лета, например, курс рубля почти не изменился, хотя доходность по ОФЗ сильно выросла. Поэтому если санкции будут приняты в таком виде, они не несут большой угрозы. Особенно если учесть, что Минфин и так уже выполнил программу заимствований. Хотя в моменте возникнет небольшая и средняя паника, курс рубля уйдет на 80−85, а потом вернется примерно на нынешний уровень или немного выше — 76−77. Конечно, при прочих равных.

«СП»: — А что будет, если введут санкции на владение госдолгом?

— Если введутся санкции, которые обяжут инвесторов до определенного срока продать все бумаги, это, конечно, хуже. Это нанесет серьезный краткосрочный удар по нашему финансовому рынку, потому что тогда огромное количество народа должно будет выйти из бумаг за ограниченный период времени. Долговой рынок рухнет, курс рубля подскочит куда-нибудь на 120 за доллар на то время, пока иностранцы будут распродавать свои активы, после чего все вернется примерно туда, где находилось раньше. Кстати, для иностранных инвесторов потери тоже могут быть очень большими, так как им придется выходить по очень плохому курсу.

«СП»: — Разве не будет долгосрочных последствий для экономики?

— Для экономики страны момент шока будет неприятным, потому что возникнет высокая волатильность и отток капитала, но потом она вернется примерно в нынешнее состояние. Основные покупатели ОФЗ в последние месяцы — это не иностранцы, а госбанки. Доля иностранцев высока, но она не увеличивается, они не предъявляют дополнительный спрос, так что я не сказал бы, что рынок критически зависит от них. Эти санкции не станут смертельными для нашей экономики и финансового рынка, хотя причинят неприятности.

«СП»: — Но откуда придется брать деньги в долг, если мы останемся без иностранных инвесторов?

— Государство будет печатать деньги, то есть рублевый долг. К примеру, Сбербанк закладывает ценные бумаги, которые у него уже есть, в Центральный банк, берет у ЦБ деньги и покупает новые ценные бумаги. Это наш способ финансирования экономики, точно так же, как ФРС США выкупает госдолг правительства. Рубли не нужно ниоткуда брать, они создаются Банком России.

Госдолг на 63 миллиарда долларов никуда не денется, просто сменятся владельцы этих бумаг. Сейчас ими владеют иностранцы, а выкупит их ЦБ или другие российские банки. Да, сначала курс подскочит, ускорятся негативные процессы, но потом ситуация стабилизируется, потому что в конечном счете курс рубля определяется внешнеторговым балансом страны, который диктуется ценами на нефть. А на цены на нефть США санкции ввести не могут.

Читайте также:  Рейтинг люлек переносок для новорожденных

Правда, они могут ввести санкции на ограничение российского экспорта, и вот это действительно стало бы очень болезненным ударом для российской экономики. Россия зарабатывает не размещением долгов, а перераспределением тех денег, которые получает, продавая нефть, газ и металл. Если запретить или осложнить эту продажу, экономике придется очень несладко. Но это уже совсем другая история. Сейчас мы обсуждаем ограничения против госдолга.

«СП»: — Вместе с санкциями против госдолга часто обсуждают и отключение России от SWIFT, это сказалось бы на российской экономике?

— Да, потому что значительная часть платежей осуществляется с помощью этой системы. Но платежи можно проводить и не по SWIFT, а по системе Telex и другими способами. Поэтому такая мера скажется не на крупных корпорациях, а на внешней торговле, издержки которой сильно возрастут. Иран отключен от SWIFT, но он торгует, хотя и с дополнительными издержками.

Это неприятно, но тоже не катастрофа. Тем более что ЦБ готов к отключению SWIFT еще с 2015 года, когда эта угроза впервые возникла. Поэтому предел санкционного давления на Россию практически исчерпан, и это все понимают. Хотя попробовать ввести санкции против госдолга, в частности, ограничить покупку новых ОФЗ, американцы могут.

Источник

Россию готовят к болезненным санкциям

Если новые меры США против РФ коснутся госдолга — падения рубля, роста цен и очередного кризиса в экономике избежать не удастся, считают эксперты.

Президент США Джо Байден ввел новые санкции против России. Ограничения начали действовать с 18 марта. Помимо конкретных чиновников, санкции коснулись в основном оборонного комплекса страны. Как только эти ограничения вступили в силу, Белый дом анонсировал новые. В администрации президента США дали четко понять, что «не намерены придерживаться в отношениях с Россией курса, которым шла администрация Дональда Трампа». Как заявила СМИ пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки, о новых ограничениях власти США объявят в ближайшее время.

В России, очевидно, готовятся к тому, что эти ограничения коснутся госдолга. Недаром на эту тему уже высказались председатель Центрального Банка РФ Эльвира Набиуллина, глава Минфина РФ Антон Силуанов, президент и председатель правления Сбербанка Герман Греф. В частности, глава ЦБ заявила, что по международным меркам российский госдолг сравнительно небольшой, и, если США введут санкции, это может привести к колебаниям курса рубля, но системных рисков такая угроза не несет. Глава Минфина отметил, что в случае санкций в отношении российского госдолга за все заплатит бюджет. В частности, по словам Силуанова, можно будет договориться с ЦБ о предоставлении ликвидности коммерческим банкам и финансовым институтам.

В свою очередь в Минпромторге заявили об усилении импортозамещения, а МИД РФ объявил о начале подготовки ответных санкций в отношении США.

По мнению экспертов, опрошенных «Росбалтом», если ситуация будет развиваться в том же духе, впереди нас ждет «Холодная война 2:0». Страшнее санкций могут оказаться только контрсанкции, а заплатят за все российские налогоплательщики.

Что касается уже введенных экспортных ограничений, некоторые из них профессор НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Алексей Портанский назвал весьма чувствительными. В правительстве утверждают, что доля американских материалов и комплектующих у нас небольшая. Все так. Но среди них есть такие, без которых обойтись нам будет очень трудно, отметил Портанский.

Эксперт привел простой пример для наглядности. «Для выпечки хлеба мы используем французские дрожжи. Не потому, что у нас своих нет. Но отечественные дрожжи подходят для дома, для небольшого производства. Для крупных хлебозаводов нужны импортные, потому что только они вписываются в производственную цепочку. И таких примеров много, когда мы зависим от какого-то точечного продукта, но зависимость эта очень серьезная. Не будь этого продукта, всю производственную цепочку пришлось бы перестроить», — отметил Портанский.

До сих пор импортозамещение нам не очень-то удавалось, и дорого обходилось налогоплательщикам. «Еще в 2015 году на Морской коллегии Дмитрий Рогозин говорил: мы вбухали миллиарды долларов в импортозамещение, а результат нулевой. Не думаю, что за пять лет ситуация сильно изменилась», — отметил Портанский.

По словам эксперта, импортозамещение произошло в основном по линии Минсельхоза. «В продовольствии доля импорта действительно снизилась. Хотя и в сельском хозяйстве успех был достигнут по ограниченному числу направлений: свинина, мясо птицы и, кажется, помидоры. Я бы не считал это серьезной причиной для радости. Импортозамещение в продовольственном секторе тогда имеет смысл, когда цена продуктов хотя бы не растет. Но мы прекрасно знаем, как выросли цены в магазинах за прошедшее время. Ситуация на продовольственном рынке для потребителя только ухудшилась: выросли цены, уменьшился выбор. И все это — результат снижения конкуренции. Пропагандисты у нас любят говорить о прорыве в сельском хозяйстве, однако я считаю, что такой результат импортозамещения нельзя считать положительным», — отметил Портанский.

Кроме того, большая часть сельского хозяйства так или иначе все равно связана с импортом. «Есть корма, оборудование, которые мы привозим из-за границы. В результате получается, что и в сельском хозяйстве только в очень узком секторе есть выигрыш от импортозамещения. А в остальных секторах его нет вовсе», — считает Портанский.

Что касается промышленности, доля машин и оборудования в товарной структуре импорта с 2013 года сохраняется на уровне 48%, и, несмотря на все лозунги об импортозамещении, за все это время изменилась не сильно. По некоторым наименованиям зависимость от импорта только усилилась, отметил Портанский.

Читайте также:  Рейтинги мобильных видеокарт для ноутбуков

По мнению эксперта, в вопросах импортозамещения политики в чистом виде быть не должно. «Суть импортозамещения в том, чтобы подтянуть отстающие отрасли до среднемирового уровня, и быть конкурентоспособными на международном рынке. Поэтому сначала в ход должен идти строгий математический и экономический расчет: каким отраслям необходимо импортозамещение — и на какое время, с тем, чтобы, скажем, через пять лет вернуться на мировой рынок, но уже с другими возможностями», — отметил собеседник «Росбалта». Однако в российском правительстве, вероятно, считают иначе.

Важно понимать, что в промышленности, в оборонке импортозамещение будет стоить еще дороже, чем в сельском хозяйстве. И деньги на это, скорее всего, пойдут из федеральной казны. В условиях коронакризиса Россия продолжает наращивать госдолг, то есть — пользуется заемными деньгами, чтобы покрывать растущий дефицит бюджета. Мы не настолько богаты, чтобы просто так выложить миллиарды и триллионы рублей на импортозамещение. Значит, эти деньги придется откуда-то «отрезать»? «Любые меры, направленные на то, чтобы организовать производство утраченного у себя, будут связаны с очень серьезными затратами. И, в конечном счете, надо думать, что заплатят за все налогоплательщики», — отметил Портанский.

Опаснее санкций для россиян могут оказаться только контрсанкции. «За последние пять лет наибольший ущерб российская экономика и российские потребители понесли именно от контрсанкций. Этот ущерб зачастую сильно выше, чем ущерб от самих санкций. Именно контрсанкции привели к сужению выбора, снижению конкуренции, снижению качества товаров и росту цен. Это вредная вещь. Может, мы и могучая военная держава, но в торгово-экономическом плане мы — небольшая экономика. Доля США и ЕС в мировом ВВП составляет 45%, доля России — около 2%. Наивно полагать, что мы сможем дать симметричный санкционный ответ. Контрсанкции не только не следует расширять, но их лучше тихо спокойно сворачивать. Это пойдет только на пользу российскому потребителю», — считает Портанский. Однако в правительстве уже заявили, что готовят ответные санкции.

В перспективе, если санкционная политика США и ЕС будет продолжаться, это может нанести гораздо более ощутимый ущерб, считает эксперт. Сейчас обсуждаются санкции в отношении «Северного потока-2» и в отношении российского госдолга. «У нас до 30% госдолга финансируется за счет приобретения облигаций иностранными инвесторами, что довольно чувствительно. Если США введут санкции в отношении госдолга, они определенно будут иметь негативное воздействие на курс рубля и в целом на стабильность нашей экономики», — считает Портанский.

Как рассказал «Росбалту» экс-министр экономики России Андрей Нечаев, предложения о том, чтобы ввести санкции в отношении российского госдолга, в американский конгресс вносятся не впервые. «Но раньше в отношении этих санкций существовало противостояние трамповской администрации, которая не была сторонницей жестких мер, и конгресса. Сейчас там полное единодушие. Вопрос в том, решится ли Байден. Если „Холодная война 2:0“ сейчас начнет быстро набирать обороты, то вероятность таких санкций, конечно, резко возрастет», — считает Нечаев.

Масштаб бедствия во многом будет определять то, введут ли санкции в отношении нового госдолга или старые выпуски госбумаг они затронут тоже. Во втором случае нас ждем обвал рынка, считает Нечаев. «Сегодня порядка четверти облигаций федерального займа (ОФЗ) „на руках“ у иностранцев. Если США введут санкции, не только американские инвесторы начнут массово скидывать эти облигации. Это, конечно, будет давить на курс рубля в сторону его ослабления. Россияне это почувствуют, когда импортные товары в магазинах через какое-то время станут дороже, а вслед за ними и российские, особенно те, которые производятся на импортном сырье», — полагает эксперт.

По словам Нечаева, угроза санкций создает для Минфина крайне неловкую ситуацию. В условиях коронакризиса в правительстве решили сохранить фонд национального благосостояния и пойти по линии наращивания заимствований. Санкции окончательно закроют для России западный рынок капитала. Совсем отказаться от государственных займов правительство не может — ему нужно закрывать дефицит бюджета. Значит, деньги придется привлекать только на внутреннем рынке. «Если правительство будет привлекать деньги на рыночных условиях, значит, ему придется платить более высокие проценты по этим долговым бумагам. То есть, деньги правительство в любом случае получит. Вопрос лишь в том, сколько за них потом придется платить: 5, 6 или 8%. Есть и второй вариант, который я не исключаю (кажется, его не исключают и наши финансовые ведомства), — дефицит бюджета покроют просто за счет эмиссии. То есть, ЦБ напечатает деньги. Напрямую он не может выкупать гособлигации. Значит, он даст напечатанные деньги госбанкам, и уже они эти бумаги выкупят. Тогда размещение пройдет дешевле, но с соответствующими инфляционными последствиями. Выбирать придется лучший вариант из двух плохих», — считает Нечаев.

Если экономика быстро не восстановится, а особых оснований для этого пока не видно, и роста бюджетных доходов тоже не будет. А этом случае обслуживание госдолга придется переложить либо на новые займы, либо перекраивать существующий бюджет, считает Нечаев.

Эффект от санкций россияне почувствуют тогда, когда России придется дорогой госдолг обслуживать. «То есть: какая-то часть бюджета будет тратиться не на здравоохранение, образование, зарплаты бюджетникам и, страшно сказать, Росгвардию, а на выплаты процентов по госбумагам. Хотя что-то мне подсказывает, что у силовиков все будет в порядке», — отметил Нечаев.

Источник